Важнейшие новости

Все новости

13:22 3 апреля↓ Около 113 млн человек в мире испытывают острую нехватку продовольствия
13:22 29 марта↓ Увеличение квоты на ввоз томатов из Турции не окажет влияния на рынок РФ
13:18 «Руспродсоюз» не ждет скорого снижения цен на помидоры и капусту в РФ
13:12 Эксперты объяснили экономию россиян на продуктах и лекарствах
13:07 Ученые назвали продукты, которые провоцируют инфаркт
13:55 28 марта↓ Прогноз. Россия в 2019 году может побить исторический рекорд по сбору зерна
13:50 Россияне в 2018 году превысили норму потребления сахара в два раза
13:45 Фастфуд для пенсионеров разрабатывают в России
13:37 «Дальневосточный гектар» стал доступен переселенцам, готовым стать россиянами
13:29 Ученые заявили о скором появлении беспохмельного алкоголя
13:22 ЕС запретит к 2021 году продажу одноразовой пластиковой посуды
13:02 16 марта↓ Гильдия пекарей России сообщила об ожидаемом росте цен на хлеб
12:25 12 марта↓ Роскачество рассказало о проблемах с хлебом
13:12 11 марта↓ Как поститься без вреда для здоровья
12:30 Минсельхоз скорректировал Доктрину продовольственной безопасности
13:30 27 февраля↓ Минсельхоз не поддержал расширение продуктового эмбарго
12:02 26 февраля↓ Перевод tax free в электронный формат теоретически возможен в 2020 г
11:51 Ввоз пальмового масла в РФ в 2018 г вырос на 18,9%
00:24 8 февраля↓ Цены на продукты удивляют… А статисты?
21:48 6 февраля↓ Россельхознадзор отмечает снижение качества молочной продукции в РФ

Аркадий Злочевский, президент РЗС; Александр Корбут, вице-президент РЗС:
Тиски долгов. Есть ли шанс вырваться?

1 июля 2013 в 0:01
RZS_logo

Одной из тем, которая активно обсуждалась участниками XIV Международного зернового раунда РЗС в Геленджике, стала задолженность сельхозпроизводителей. При этом общее мнение — сложившаяся ситуация несет значительные риски и связана не только, а может быть и не столько с засухой 2010 и 2012 годов, сколько с проводившейся аграрной политикой.

Мы попытались провести анализ сложившейся ситуации, который в определенной мере был неожиданным и для нас, так как глубина проблемы позволяет говорить о надвигающимся кризисе, который рамках сохраняющихся подходов может принять угрожающие масштабы. Хотя сегодня у нас все больше озабочены во многом виртуальными проблемами, связанными с присоединением к ВТО.

Возможно, что в «недрах» власти эти вопросы и рассматриваются, однако, по крайней мере нам об этом не известно. При проведении анализа были использованы данные статистических наблюдений Росстата, так как принятие решений федеральными органами власти, по нашему мнению, может основываться лишь на официальной статистической информации.

Возможно, что ряд положений и выводов выглядят спорными, но найти решение можно только в открытой публичной дискуссии, к которой и хотелось бы пригласить всех заинтересованных и небезразличных к судьбам аграрного сектора России.

Одной из ключевых проблем последних 20 лет являлась долговая нагрузка, которая не только ограничивает возможности повышения доходности в аграрном секторе экономики, но и играет важную психологическую роль формировании доверия не только между контрагентами, крестьянами и банками. Помимо этого практическая работа государства, государственная политика в этой сфере определяет уровень доверия к ней у сельхозпроизводителей.

Необходимо отметить, что последнее десятилетие отмечалось последовательное улучшение ситуации, что стало результатом расширения внутреннего спроса и бюджетной поддержки отрасли. В результате, хотя задолженность росла, но она стала более сбалансированной — задолженность сельхозпроизводителей практически выровнялась с задолженностью потребителей их продукции. Отмечается 2-х кратное сокращение просроченной кредиторской задолженности перед поставщиками с 53% в 2006 году до 20,5% в 2012 году, что указывает на улучшение финансового положения сельхозпроизводителей. В тоже время политика покупателей в сфере взаиморасчетов не претерпела существенных позитивных изменений, что позволяет говорить о недостаточной результативности государства в регулировании отношений между сельхозпроизводителями и потребителями их продукции.

rzs01

Реализации Нацпроекта и Госпрограммы 2008-2012, меры по поддержки доступа к кредитным ресурсам привела к существенным изменениям структуры задолженности, в которой выросла доля долгов по кредитам — если в 2005 году доля задолженности по кредитам и займам составляла 46% от суммарной задолженности сельхозорганизаций, то в 2006 году она выросла до 63%, а в дальнейшем достигла 73-76%. Повышение доступности кредитов явилось достижением аграрной политики, но, одновременно, суммарная задолженность сельхозорганизаций (без субъектов малого бизнеса) на треть превышает стоимость реализованной ими сельхозпродукции, а задолженность по кредитам и займам почти достигла 90% стоимости реализованной продукции.

rzs02

Выплаты по процентам составляют 6,4% от общих затрат на производство, что в 3 раза выше чем в среднем по экономике. При этом животноводство в результате массированного «административного» стимулирования расширения производства демонстрирует опережающий прирост производства рост задолженности по сравнению с растениеводством, что негативно сказывается на его конкурентоспособности.

rzs03

Несомненно, реализация новых проектов обеспечила формирование инвестиционной платформы развития отрасли, рост производства и насыщение внутреннего рынка отечественной продукцией, однако столь высокая и динамично растущая долговая нагрузка формирует дополнительные риски и снижает инвестиционную привлекательность, а при неблагоприятных экономических условиях может стать фактором масштабных банкротств сельхозорганизаций. Первые сигналы мы уже увидели в 2012 году в свиноводстве, где падение закупочных цен, ставшее следствием, в том числе и снижения таможенных барьеров после присоединения к ВТО при одновременном росте цен на корма привело к резкому ухудшению финансового положения значительной части свиноводческих комплексов.

Серьезные проблемы формируются на субрегиональном и региональном уровнях. Так, прирост задолженности в Северо-Западном, Центральном, Приволжском и Северо-Кавказском ФО превышает прирост валовой продукции. Практически явно позитивное развитие отмечается лишь в Южном ФО, однако оно в большей степени связано не с аграрной политикой, а с благоприятной конъюнктурой внешнего рынка. Масштабный рост просроченной задолженности в Северо-Западном ФО указывает на системные проблемы аграрного сектора региона, которые могут вылиться в масштабный кризис.

rzs04

Если рассмотреть ситуацию в 15 субъектах Российской Федерации – ключевых производителей сельхозпродукции, на долю которых приходится свыше 53% всей валовой продукции, то лишь 5 регионов обеспечили опережающий рост производства по сравнению с увеличением масштабов задолженности, а в остальных прирост валовой продукции на 30-110% ниже, чем увеличение долгов.

При этом по ряду регионов отмечено существенное нарастание просроченной задолженности (Ростовская область на 275%, Курская область-136%. Ленинградская область – 132% к уровню 2008 года), в то время как в других регионах он не превысил 35% (Белгородская область -35%, Воронежская область -34%, Свердловская область -25%, Алтайский край-26%, Республика Башкортостан -9%).

Несомненно, что инвестиционные процессы не могут обеспечить одномоментную окупаемость, исходя из цикла производства сельхозпродукции, вместе с тем можно говорить о сформировавшейся «долговой экономике» сельского хозяйства со всеми вытекающими рисками и нарастающими потребностями в бюджетной поддержки.

rzs05

rzs06

Такое положение отразилось и на итогах хозяйственной деятельности и большая часть прибыли сегодня формируется за счет государственных субсидий искажая стимулы к развитию и повышению эффективности производства.

Несмотря на то, что доля убыточных СХО снизилась по сравнению с 2005 годом (40% СХО были убыточны), она находится на уровне 22,3% (2011г.-17,3%). При этом зачастую одни и те же сельхозорганизации остаются стабильно неэффективными. Одновременно большую часть прибыли формирует примерно треть СХО, которые и обеспечивают рост в аграрном секторе, являются основными заемщиками в банках и стабильно платежеспособными потребителями ресурсов.

В отраслевом аспекте необходимо признать, что несмотря на относительную пассивность государства в отношении растениеводства, которое рассматривалась им как некая «вспомогательная» отрасль, обслуживающая животноводство (представляется, что такой подход во многом был определен нацеленностью госполитики не столько на формирование реально конкурентоспособного аграрного сектора, сколько на достижение показателей самообеспеченности), оно уверенно демонстрирует свой системообразующий характер для хозяйственной деятельности и выступает донором для других подотраслей в сельском хозяйстве.

 

Уровень рентабельности от реализации продукции, %

2009 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г.
Сельское хозяйство с учетом субсидий 17,1 18,7 19,6 22,3
Сельское хозяйство без учета субсидий 11,8 13,6 14,2 17,4
Растениеводство с учетом субсидий 24 29,3 31,3 35,3
Растениеводство без учета субсидий 17,8 23,2 25,5 28,9
Животноводство с учетом субсидий 12,8 13,2 13,5 15,4
Животноводство без учета субсидий 8,2 8,6 8,2 11,3

 

Даже с учетом массированного субсидирования животноводство в разы менее рентабельно, чем растениеводство, причем год от года этот разрыв растет, что ставит закономерный вопрос – что является целью государственной аграрной политики? Конечно, можно исходить из логики, что поддерживать необходимо наиболее слабое звено, но, наверное, настало время, чтобы оценить насколько эта поддержка обеспечила создание конкурентоспособных производств, способных эффективно работать в открытом рынке без постоянной бюджетной подпитки. Сегодня, представляется достаточно очевидным, что, если не принять системных мер, можно прогнозировать перманентное возникновение таких кризисных периодов развития аграрного сектора. При этом ограниченный перечень механизмов и инструментов регулирования, упрощенных подходов при их применении, практика пролонгации кредитов для хозяйств привели не только к нарастанию долгового бремени в отрасли, но и к усилению поляризации как на региональном уровне, так и между различными группами сельхозорганизаций, что не обеспечивает стимулы к развитию производства и стало катализатором нарастания пассивности в аграрном бизнесе и росту патернализма.

При этом государственная политика не предлагает инструментов для «профилактики», а линейно пытается погасить проблемы за счет выделения дополнительных бюджетных средств. Хотя собственно практика дополнительной бюджетной поддержки может лишь приветствоваться, однако государственная аграрная политика все же должна строится исходя из логики мониторинга, прогнозирования и «поддержания финансового здоровья», а не проведения «реанимационных мероприятий», когда ситуация зашла практически в тупик.

Этот вывод подтверждает и прогноз ВНИЭСХ, который показывает, что в перспективе рентабельность сельхоздеятельности будет обеспечиваться за счет субсидирования несмотря на реализацию Госпрограммы на 2013-2020 годы и ставит в повестку дня вопрос о необходимости пересмотра принципов, механизмов и инструментов поддержки.

rzs07

Это требует совместной выработки новых подходов, с учетом современных компетенций, концентрации средств поддержки на жестко ограниченном перечне направлений деятельности, способных сгладить, в краткосрочном периоде, остроту существующих проблем и стимулировать будущее развитие отрасли.

При этом можно выделить две группы задач, которые должны быть решены в ближайшее время:

- оперативные меры по сдерживанию роста кредиторской задолженности и снижению рисков банкротства;

- системные решения по совершенствованию механизмов и направлений господдержки, ориентированные на реальное повышение конкурентоспособности отечественных производителей.

В рамках оперативных мер необходим детальный анализ реальной ситуации в конкретных хозяйствах, так как без объективного диагностирования невозможно выбрать «лечение». При этом первоочередным объектом такого анализа должны стать стабильно неэффективные или низкоэффективные производства. При этом необходимо выработать процедуру выявления факторов убыточности, предусматривающую исключение в качестве объективных причин некомпетентное управление или заведомое искажение оценок и перспектив развития (типа — «мы так думали, взяли показатели, чтобы лучше смотрелся бизнес план» и т.п.) менеджментом. Соответственно, если выявлены краткосрочные внешние факторы неплатежеспособности, то необходимы специальные программы поддержки производственной активности, согласованные с кредиторами. Если же нет, то должно быть принято ясное управленческое решения – стоит ли поддерживать в любой форме их хозяйственную деятельность или рациональней отказаться от поддержки таких предприятий и выработать последовательность действий по стимулированию ликвидации и поглощения неэффективных производств. При этом основным направлением государственного управления должно стать сохранение занятости сельского населения в зоне действия таких хозяйств, в том числе созданием альтернативной занятости (последнее не должно решаться исключительно за счет средств аграрного бюджета, следует привлечь средства фонда занятости и др.), а также используя социальные лифты – «от ЛПХ к предпринимателю», поддержку закупочной деятельности в хозяйствах населения и развитие несельскохозяйственной деятельности.

В ряде случаев в рамках частно-государственного партнерства по отдельным предприятиям возможно использовать механизм преобразования таких хозяйств в муниципальные унитарные предприятия, передаваемые в управление частным компаниям с обязательным условием достижения определенного уровня рентабельности и гарантией поэтапной продажи доли государства в этих предприятиях в жестко установленные сроки (не более 4-5 лет).

В тоже время все эти меры смогут дать лишь кратковременный эффект и необходимы системные решения, которые предусматривают, в частности, следующее:

- создание условий для достаточного уровня маржи сельхозпроизводителей, обеспечивающей возможность расчетов с покупателями и кредиторами, что возможно при полном отказе государства от сдерживания роста закупочных цен и формировании «коридора», нижней границей которого должны стать минимальные гарантированные цены;

- переход от «фронтальной» бюджетной поддержки к целевой поддержке на жестко ограниченном перечне направлений деятельности (он должен быть радикально сокращен по сравнению с Госпрограммой исходя из достижения мультипликативного эффекта их использования) и развитии общедоступной рыночной инфраструктуры. Предусматривая приоритет поддержки конкурентоспособных хозяйств, которые являются точками роста, используя выплаты не связанные с объемами производства.

- реформирование системы поддержки кредитования предусматривая уход от системы субсидирования процентных ставок к системе государственных и частных (под гарантии государства и субъектов Российской Федерации) инвестиционных ресурсов) компенсации части затрат или тела кредита по инвестиционных проектам. При этом субсидии по ранее выданным кредитам должны быть выделены отдельной защищенной строкой в бюджете, что подтвердит обязательства государства и обеспечит прогнозируемость хозяйственной деятельности. Одновременно субсидируемое краткосрочное кредитование может быть замещено кредитами под залог будущего урожая (биржевые товары — зерновые и масличные культуры) и под складские свидетельства на зерно и масличные (при условии форсированного принятия закона «О зерновых товарных складах общего пользования»). При этом государство имея административный ресурс в виде участия своих представителей в ряде банков должно обеспечить необходимое давление, чтобы такая форма кредитования было начато уже с ноября 2013 года;

- для стимулирования инвестиционной активности и привлечения прямых инвестиций целесообразно предоставлять государственные гарантии по облигациям хозяйствующих субъектов, реализующих крупные инвестиционные проекты, а также проекты по слиянию и поглощения низкоэффективных предприятий. Господдержка может предоставляться в форме компенсации 50% затрат на подготовку первичного размещения облигаций;

- отказ от поддержки неэффективных, долгосрочно неконкурентоспособных форм хозяйствования и видов деятельности.

Для оценки результативности мер по санации отрасли нужен также переход от оценки эффективности господдержки масштабами расходования бюджетных средств и к реальным показателям развития и конкурентоспособности сельского хозяйства.

Возможно, ряд высказанных оценок и позиций представляются спорными, но сегодня нужна открытая дискуссия и совместная работа, которая позволит преодолеть апатию и возродить доверие как в отрасли, так и к ней.

ПродMag

Читайте также:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Войти с помощью: 


*

Фермеры 

20 апреля
elena-skrynnik

Российские фермеры — ключевой драйвер роста аграрной отрасли

Фермерские хозяйства будут работать эффективнее, если создать типовые бизнес-проекты, агрофраншизы, в этом уверена Елена Скрынник, руководитель Международного независимого института аграрной политики.

15 августа

Рекордный экспорт пшеницы из России обернулся падением цен

Это катастрофа: при нынешних ценах на зерно начнется волна банкротств фермеров. Тем, кто закредитован,- а это почти все — продержаться на плаву будет очень сложно.

4 августа

Коровы, свиньи и государственные деньги

Финансовая помощь сельскому хозяйству будет эффективна только тогда, когда реальные деньги придут к реальным производителям

22 июля

Глава Кубани предложил давать землю фермерам без торгов

  В ходе заседания рабочей группы президиума Государственного совета РФ в Москве, глава Краснодарского края Вениамин Кондратьев предложил повысить эффективность использования государственного имущества и предоставлять землю для фермеров без проведения торгов, сообщается в пресс-релизе краевой администрации. В нынешних условиях, считает губернатор, конкурировать с агрохолдингами в вопросе получения участков им практически невозможно, передает kommersant.ru. По его [...]