Важнейшие новости

Все новости

00:13 14 марта↓ В Англии нашли «виновника» отравления Скрипалей
15:49 24 сентября↓ В пищевом пальмовом масле нашли опаснейший яд
15:24 Богатеем на глазах… Ученые объяснили введение «индекса самогона»
14:48 Ультиматум. Судовладельцы грозятся покинуть рынок зерна из-за низкой стоимости фрахта
13:03 Искусственное мясо россиянам пока не грозит
14:28 17 сентября↓ В России могут ввести новые ограничения на продажу алкоголя
13:25 Новый урожай обрушил цены на кукурузу в России
14:53 16 сентября↓ Роскачество рассказало, как правильно прочитать маркировку товара
14:47 «Ритейлеров призвали к соразмерности». Штрафы для поставщиков могут снизиться
14:01 12 июля↓ Продэмбарго пересчитывает российские цены
13:35 Россияне стали больше тратить за один поход в магазин
12:00 Мнение. Идея запрета уничтожения изъятых продуктов требует проработки
14:23 7 июля↓ Росстат назвал наиболее подорожавшие продукты по итогам 2018 года
15:47 4 июля↓ Минсельхоз не планирует ограничивать сбор диких грибов и ягод
15:38 Мировые цены на продовольствие за июнь снизились на 0,3%
15:33 Назван напиток, препятствующий развитию рака и диабета
14:24 18 июня↓ Работники хлебокомбината в Подмосковье объявили голодовку из-за долгов по зарплате
13:35 Названы провоцирующие возникновение смертельных болезней продукты
12:07 23 мая↓ «Перекресток» задумался о сотрудничестве с сервисами доставки еды
12:20 18 мая↓ РФ увеличит урожай зерна 2019 г, но поставки на экспорт вырастут меньше

Аркадий Дворкович, Первый заместитель Председателя правительства РФ:
В поле внимания

11 октября 2012 в 18:11
Аркадий Дворкович
Раздел: Интервью

Аркадий Дворкович помимо многих других областей экономики в российском правительстве курирует и сельское хозяйство. «Российская газета» встретилась с вице-премьером, чтобы задать ряд острых вопросов, связанных с некоторыми существенными проблемами в АПК: закредитованностью хозяйств, неработающей системой агрострахования, неблагополучной ветеринарной обстановкой.

Зампред ответил на них с такой прямотой, с которой иные высокие чиновники готовы были бы говорить лишь о бесспорных достижениях российского агропромышленного комплекса.

Вопрос страхования не решен

Аркадий Владимирович, об обязательном страховании посевов, по образу и подобию автомобильного ОСАГО, некоторые представители страхового бизнеса уже говорят как о деле решенном. Возможен ли на самом деле такой поворот событий?

Аркадий Дворкович: Вопрос о форме страхования не решен. Действительно, есть общее мнение, что нужно каким-то образом двигаться к более широкому охвату страхования посевных площадей и других видов сельскохозяйственной деятельности. По поводу того, как двигаться, есть разногласия.

На этом этапе, я считаю, правильнее доработать законодательство, включая подзаконные акты, с тем чтобы были более четко сформулированы процедуры установления страховых случаев и процедуры оценки ущерба. Это касается и фиксации метеорологической обстановки, наличия достаточных мощностей для наблюдения за погодой. Это касается и того, как именно происходит оценка ущерба. Как разделяется ущерб на тот, который возник из-за плохой погоды, и тот, что связан с нарушением технологии, зафиксированной в договоре. Потому что нельзя страховать бездействие производителя.

Но согласитесь, что нельзя и, как порой делают страховые компании, говорить о том, что у аграриев было неправильное расстояние между растениями на поле, когда в метровом слое почвы ноль влаги. И на этом основании не выплачивать страховку.

Аркадий Дворкович: Нельзя, абсолютно верно. А сейчас так бывает.

Надо сначала изменить правила и процедуры страхования, чтобы они были понятнее всем, чтобы на эту тему не было никаких разногласий.

Второе, что после этого можно будет сделать, — ввести одинаковые правила страхования для всех участников рынков. Сегодня две основные квази-саморегулируемые организации, которые работают на рынке агрострахования, действуют по разным правилам. Да даже и в одной организации правила страхования иногда сильно разнятся.

Надо, чтобы правила на рынке были одинаковые. Может быть конкуренция, но не может быть разных правил. Мы смотрим сейчас, каким образом с нормативной точки зрения это сделать: законом, постановлением правительства или иным способом. Некоторые говорят, что надо директивно оставить одну саморегулируемую организацию, и тогда все проблемы решатся. Но, мне кажется, не надо ставить телегу впереди лошади. Нужно сначала разработать правила, потом решать этот вопрос об организациях страховщиков.

И третье, что можно сделать: увязать получение господдержки с наличием страхового договора. Подчеркиваю: только после совершения первых двух шагов. Это будет вмененное страхование для тех, кто стремится получить господдержку. Но даже это я не считаю возможным вводить сейчас.

Необходимы также четкие и понятные правила разрешения споров между сельхозпроизводителем и страховой организацией. Причем в разных формах, вплоть до медиации, которую я лично помогаю развивать, потому что считаю очень важной формой, в том числе и для страхового рынка. (Медиация — одна из технологий альтернативного урегулирования споров с участием третьей нейтральной, беспристрастной, не заинтересованной в данном конфликте стороны — медиатора, который помогает сторонам выработать определенное соглашение по спору, при этом стороны полностью контролируют процесс принятия решения по урегулированию спора и условия его разрешения. — МЧ).

Только после этого можно будет говорить о вмененном или об обязательном страховании. Обсудим этот вопрос через несколько месяцев, когда сделаем первые три шага.

То есть вмененное или обязательное страхование в России может появиться уже через несколько месяцев?

Аркадий Дворкович: Раньше 2014 года мы не сможем ввести вмененное страхование. Что касается первых трех шагов, речь идет максимум о полугоде. Надо, чтобы уже к яровому севу все это было. Посмотрим, как это будет работать в следующем сельскохозяйственном сезоне, и тогда уже будем обсуждать возможности перехода к обязательному или вмененному страхованию.

В режиме АЧС

Борьба с африканской чумой свиней ведется уже несколько лет, и АЧС в этой борьбе пока побеждает. При этом, по неофициальным данным, министерство финансов блокирует выделение дополнительных средств на решение этой проблемы. С другой стороны, ветеринары говорят, что проблема — в административной реформе. А именно в том, что разрушена вертикаль ветеринарной власти в стране, Россельхознадзор не может указывать региональным ветеринарной и тем более исполнительной властям, что делать, как бороться с АЧС. Это все так?

Аркадий Дворкович: Не думаю, что в данном конкретном случае дело в деньгах: минфин выделяет их ровно столько, сколько необходимо на программу борьбы с АЧС. Есть, конечно, какие-то дополнительные идеи, связанные с перепрофилированием производства, а это требует поддержки. Но здесь, мне кажется, у регионов есть все возможности. И, если бы регионы действительно считали переключение личных подсобных хозяйств со свиноводства на, скажем, цветоводство приоритетом, они бы могли перераспределить те ресурсы, которые уже выделяются на поддержку сельского хозяйства.

Гораздо более серьезная проблема в регионах, где происходят вспышки АЧС, — отсутствие координации между органами власти, которые обладают разным функционалом на одном уровне. Либо находятся на разных уровнях — федеральном и региональном.

Иногда это просто безответственное поведение отдельных органов власти. Иногда преступное.

А были случаи, когда кого-нибудь посадили за то, что не объявлял режим чрезвычайной ситуации по АЧС, который подразумевает строгий карантин, чтобы позволить бизнесу вывезти на продажу свиней?

Аркадий Дворкович: Были случаи, когда сняли с работы. Мы подробно разбирались с ситуациями текущего года. Действительно, речь идет о затягивании в принятии решения о введении режима чрезвычайной ситуации с тем, чтобы дать возможность производителям вывезти или сбыть продукцию. И, кроме того, речь идет о безответственном, а скорее всего преступном поведении самих производителей, которые не выполняют очевидные требования. Причем не выполняют и крупные, и мелкие производители.

Есть крупные хозяйства, в которых не соблюдается режим пропуска, не обеспечивается защита периметра от проникновения внутрь и вовне. И, соответственно, происходит перемещение продукции или какого-то имущества с территории и на территорию фермы без соблюдения соответствующих норм безопасности.

Хотя большие хозяйства клянут мелкие, где уж точно нет никаких мер безопасности. Но, повторяю, и на крупных предприятиях есть такие проблемы. Причем в самых сельскохозяйственных регионах.

Так что программа действий определена, и, повторяю, деньги есть. Нужно более четко выстроить взаимодействие между органами и уровнями власти. При угрозе возникновения чрезвычайной ситуации необходимо вводить вертикальное управление без всяких поблажек. Урезать права региональных органов и увеличивать полномочия федеральных органов власти. Не возвращаться полностью к централизованной модели сельхознадзора, а ввести особое правило, когда очевидно, что возникла проблема. Или при угрозе ее возникновения. Реализовать программу перепрофилирования для небольших хозяйств. Усилить ответственность производителей, прежде всего крупных и средних, которые декларируют соответствие современным требованиям, но не всегда их выполняют.

Этот комплекс мер определенно требует какого-то юридического закрепления.

Аркадий Дворкович: На завершающей стадии разработка нового закона о ветеринарии. Его долго обсуждали — года два, но теперь уже, думаю, через месяц-полтора мы выйдем на правительство с новым законопроектом, где будут установлены все эти процедуры и регламенты.

Существует такая точка зрения: надо вообще запретить личным подсобным хозяйствам содержать свиней. Как вы к этому относитесь?

Аркадий Дворкович:  Эта точка зрения пользуется довольно широкой поддержкой среди экспертов. Но, по общему мнению, такой способ решения проблемы АЧС требует поддержки перепрофилирования производства в ЛПХ на иные виды деятельности. Этим мы сейчас и занимаемся: работаем с регионами, чтобы они реализовывали такие программы.

Единовременно ввести запрет на содержание свиней в ЛПХ невозможно, потому что люди просто потеряют доход. Кроме того, повторяю: дело не только в личных подсобных хозяйствах, но и в крупных.

ВТОм и защита

Будет ли российский агробизнес требовать большей поддержки в связи со вступлением в ВТО? Есть ли анализ, существует ли какой-то документ, в котором сказано — в ВТО точно будет то-то и то-то, так-то и так-то?

Аркадий Дворкович: Говорить о точности в современном мире достаточно сложно. Поэтому мы опираемся на анализ различных сценариев развития событий, и прежде всего на то, как будет развиваться сельхозпроизводство внутри страны. На какие цены могут рассчитывать сельхозпроизводители, какие инвестиционные затраты они будут способны обеспечить при соответствующей рыночной конъюнктуре, что у нас есть для их поддержки, как будет складываться конкуренция на рынке — конечно, такой анализ есть.

Он показывает, что катастрофы действительно не будет. Будут более жесткие, чем это было ранее, конкурентные условия, в которых наши производители способны выигрывать. И способны наращивать производство продукции как для внутреннего потребления, так и на экспорт.

Что для этого нужно? Предсказуемые объем и структура поддержки, чтобы все знали, что в течение нескольких лет будут применяться определенные инструменты, процентные ставки будут разумными, поддержка будет оказываться по всем составляющим рынка и производственной цепочки, чтобы тут не было каких-то явных провалов. Я имею в виду поддержку от посевной до конечной стадии производства — мясной продукции, например.

Нужно, чтобы мы четко выполняли те обязательства, которые зафиксировали в документах по вступлению в ВТО. И использовали те права, которые у нас теперь есть. Чтобы ограничения не отменялись быстрее, чем мы объявили, и вместе с тем чтобы мы пользовались всем тем, что дает ВТО для защиты производителей.

В рамках госпрограммы для этого есть все возможности. Сейчас разрабатываются детальные порядки субсидирования и прописываются регламенты работы. Они будут готовы в ближайшие два месяца, чтобы все могли рассчитывать на их полноценное применение уже в следующем году.

Повторяю: мы не сможем мерами господдержки поставить ни китайскую, ни берлинскую, ни даже кремлевскую стену на пути импортных товаров, сельхозтехники, скажем, или продовольствия. Но можем сделать так, чтобы условия конкуренции были более или менее равными, чтобы у производителей действительно была возможность выигрывать в конкурентной борьбе. Чтобы не было ощущения, что сельхозпроизводителей бросили, и они остались без шансов на выживание.

При эффективной работе у всех будет шанс сохранить и даже увеличить свою долю на рынке. И Россия сможет стать экспортной державой не только по нефти и газу, но и по многим видам сельскохозяйственной продукции.

Сейчас многие аграрные лоббисты говорят о том, что по условиям вступления в ВТО правительство имеет право выделить на меры поддержки агробизнеса из так называемой «желтой корзины» ВТО 9,5 млрд долларов в год, но пока ничего похожего не происходит. Почему?

Аркадий Дворкович:  Я не согласен с тем, что у нас ничего похожего не происходит. Вы посчитайте объем поддержки, заложенный в бюджеты всех уровней. Добавьте к этому другие инструменты госпомощи — льготные цены на горючее, налоговые льготы. Если все это суммировать, думаю, что мы очень близки к объему поддержки в 9,5 млрд долларов. Потому что только прямая поддержка близка к 6 млрд долларов. Это две трети от разрешенного объема — не так уж мало.

85,9 миллиарда рублей Минсельхоз России направил в бюджеты субъектов РФ в рамках финансирования Госпрограммы развития сельского хозяйства

Да, могло бы быть и немного больше. В таком случае производители были бы больше довольны аграрной политикой. Но у нас есть очень жесткие бюджетные ограничения в целом по объему расходов в федеральном бюджете. И мы вынуждены балансировать между разными приоритетами: пенсиями, здравоохранением, образованием, поддержкой сельского хозяйства, другими расходами.

Поддержка сельского хозяйства — одна из самых крупных статей расходов федерального бюджета. И, несмотря на то, что по ряду других направлений расходы бюджета не увеличились или снизились, на сельское хозяйство было выделено больше дополнительных средств по сравнению с тем, что тратили в предыдущие годы. Это тоже означает, что селу отдан очевидный приоритет.

Доля расходов на село в общих объемах бюджета не снизится, а, скорее всего, увеличится. Конечно, те регионы, которые считают сельское хозяйство приоритетным, заложат еще большие средства на него, объем поддержки еще больше увеличится.

В соответствии с разграничением полномочий между уровнями власти село — это, прежде всего, прерогатива регионов. Но, повторяю, федеральное правительство вкладывает даже больше средств, чем регионы. И очень важно, чтобы мы в условиях бюджетного ограничения пользовались наиболее эффективными методами поддержки. Наша идея перейти на поддержку производства молока в расчете на произведенный литр оказалась очень востребованной, и будет применяться везде, по всей стране. Раньше так делали только в некоторых регионах по собственному усмотрению.

Почти все ожидали, что мы прекратим действие нулевой ставки налога на прибыль, но мы этого не сделали, а заявили, что действие этого принципа будет бессрочно. И депутаты нас поддержали.

Так что мы старались принять такой пакет мер поддержки, который был бы близок к заявленному при вступлении в ВТО уровню.

Так что 9,5 млрд долларов в общем пакете поддержки можно найти, если смотреть внимательно.

Разобраться с долгами

Говорят, порядка 400 млрд рублей составляют невозвратные долги сельхозпроизводителей. Если просто списать их, получится превышение разрешенного уровня поддержки. Если докапитализировать банки — деньги, кажется, тоже попадут в «желтую корзину» ВТО. Найдено ли решение проблемы аграрных долгов?

Аркадий Дворкович:  В любой тяжелый год возникает проблема долгов, проблема дополнительной поддержки, возмещения ущерба. В том числе и в этом году мы окажем дополнительную поддержку сельхозпроизводителям. По разным каналам — от субсидий на приобретение кормов и семян, чтобы проще прошел озимый сев до субсидий на приобретение сельхозтехники, в том числе через Росагролизинг. Регионы будут оказывать свою поддержку. Думаю, что это поможет, и у нас озимый сев будет неплохим.

Хотя, повторяю, ситуация непростая. Мы сейчас работаем с банками, у нас два главных кредитора сельского хозяйства — Сбербанк и Россельхозбанк, и мы дадим им сигналы подходить очень осторожно ко всему, что касается села. Работать индивидуально с каждым должником, с каждым сельхозпроизводителем, находить приемлемые развязки, чтобы не было массовых проблем.

Одновременно в правила субсидирования федерального бюджета мы намерены внести изменения, которые позволят при реструктуризации кредитов продолжить предоставление субсидий по процентным ставкам.

Допустим, кредит был на пять лет, и субсидирование на пять лет. Кредит сейчас не возвращен, дано пять лет продления, и в это время мы будем продолжать оказывать поддержку в виде субсидирования процентной ставки.

Над этим мы сейчас работаем. Естественно, чтобы не выйти за пределы разрешенной поддержки в рамках ВТО, мы будем использовать докапитализацию банков как один из основных инструментов. А в каком объеме необходима докапитализация, сейчас пока анализируем. Думаю, будем принимать решение, конечно, в этом году, но в какой момент — в сентябре, в октябре, в ноябре — пока еще не ясно.

Для того, чтобы решить проблему 400 млрд рублей, конечно, не нужно выделять 400 миллиардов. Есть определенные пропорции, нужно будет выделить существенно меньше.

Во-вторых, не хотелось бы, чтобы под одну гребенку попадали все — и те, кто работал и старался быть эффективным, и те, кто взял деньги и не сделал ничего. Поэтому я за индивидуальный подход — пусть банки работают, анализируют, где проблема возникла из-за погодных условий, а где к финансовым проблемам привели неадекватные действия самих должников.

Выйти на зарубежные рынки

Хороший сбыт — это самая хорошая поддержка для бизнеса. Есть ли у правительства намерение поддерживать экспорт сельскохозяйственных товаров — зерна, растительного масла, может быть, мяса?

Аркадий Дворкович:  Чтобы поддерживать экспорт зерна, нужно, чтобы у нас не возникало еженедельно вопросов, а хватит ли зерна для внутреннего рынка. Нужно нарастить производство зерна в стабильном режиме, а не только в отдельные годы, еще хотя бы на 15-20 млн тонн. Тогда по поводу сбалансированности внутреннего рынка не будет возникать вопросов. Причем вот эти 15-20 млн тонн должны быть в плохие годы, а не в хорошие. А в хорошие должно быть плюс 40-50 млн тонн зерна. Это первое условие.

Во-вторых, мы будем развивать инфраструктуру, в том числе и экспортную — элеваторы, все, что касается железнодорожной логистики и порты. Все это будет происходить, без сомнения, и возможностей для нормального экспорта будет больше через 3-5 лет.

И, наконец, необходимо работать за рубежом, оказывать поддержку на перспективных рынках. Причем не только по зерну. Но и по мясу постепенно это становится актуально, и по сахару.

Мы же поддерживаем экспорт военно-технической продукции, газа и нефти. Так и продовольствием нужно заниматься целенаправленно, продвигать свои товары на зарубежных рынках.

Пока для нас рынки ближнего востока наиболее крупные, но это не единственное место, где наша продукция может быть востребована. В Европу мы уже могли бы экспортировать некоторые виды мяса, но пока они действуют так же, как и мы: специальными требованиями административного характера ограничивают наши возможности.

Интересно, что у нас в стране работают зарубежные компании, производят мясо абсолютно по мировым стандартам. И они говорят: мы же работаем в России ровно так же, как и у себя в Италии, в Голландии. Значит, можем продавать нашу продукцию на европейском рынке. Почему же Еврокомиссия не разрешает?

Так что у нас появились защитники, которые помогут нам пробиться на другие рынки.

Что первично для вас: интересы агробизнеса или интересы потребителя продовольствия?

Аркадий Дворкович:  Они должны совпадать. В этом и есть смысл пересечения кривых спроса и предложения.

Читайте также:

    Оставить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Войти с помощью: 


    *

    Фермеры 

    20 апреля
    elena-skrynnik

    Российские фермеры — ключевой драйвер роста аграрной отрасли

    Фермерские хозяйства будут работать эффективнее, если создать типовые бизнес-проекты, агрофраншизы, в этом уверена Елена Скрынник, руководитель Международного независимого института аграрной политики.

    15 августа

    Рекордный экспорт пшеницы из России обернулся падением цен

    Это катастрофа: при нынешних ценах на зерно начнется волна банкротств фермеров. Тем, кто закредитован,- а это почти все — продержаться на плаву будет очень сложно.

    4 августа

    Коровы, свиньи и государственные деньги

    Финансовая помощь сельскому хозяйству будет эффективна только тогда, когда реальные деньги придут к реальным производителям

    22 июля

    Глава Кубани предложил давать землю фермерам без торгов

      В ходе заседания рабочей группы президиума Государственного совета РФ в Москве, глава Краснодарского края Вениамин Кондратьев предложил повысить эффективность использования государственного имущества и предоставлять землю для фермеров без проведения торгов, сообщается в пресс-релизе краевой администрации. В нынешних условиях, считает губернатор, конкурировать с агрохолдингами в вопросе получения участков им практически невозможно, передает kommersant.ru. По его [...]