Важнейшие новости

Все новости

19:14 20 января↓ Новый тепличный комплекс заработал в Дагестане
10:42 Правительство одобрило законопроект об органическом сельском хозяйстве
17:00 19 января↓ Россия запустила 350 производств по программе импортозамещения
14:09 Картошке готовят почву. Кооператоры планируют скупать картофель у огородников
13:32 Российскому коньяку готовят льготный акциз
12:54 Более 200 журавлей погибли от азотных удобрений в Ставропольском крае
12:12 От ритейла ждут гарантий. Поставщики хотят закрепить в договорах даты первого заказа
17:46 18 января↓ Ритейлер «Дикси» за год закрыл 127 магазинов
14:24 Россия никогда не будет производить ГМО-продукцию, уверен Ткачев
14:08 Д.Медведев. Россия может занять до четверти мирового рынка органических продуктов
11:29 В законопроекте о запрете возврата продтоваров учтены мнения предпринимателей
21:37 17 января↓ Д.Медведев назвал изъятие неиспользуемых сельхозземель крайней, но реальной мерой
21:28 Минсельхоз подготовил 4 законопроекта по совершенствованию оборота сельхозземель
20:45 Вспышки АЧС выявлены в Краснодарском крае и Крыму
13:17 Российский объем экспорта сельхозпродукции достиг $20 млрд
12:30 Минздрав отрицает использование формулировки «вредные продукты» в новой стратегии
13:24 16 января↓ Новый ГОСТ для водки может вступить в силу в 2019 году
13:15 Яровая внесла в Госдуму законопроект о запрете возврата нереализованных продуктов
12:28 Эксперты Роскачества развеяли миф о тотальной подделке кефира
11:02 Россия в 2017 г. увеличила производство водки на 9%

Александ Корбут, вице-президент Российского Зернового Союза:
Зачем нужно менять Госпрограмму

20 декабря 2013 в 1:55
корбут
Раздел: Статьи

Современная аграрная политика формировалась после кризиса 1998 года, когда девальвации рубля сыграла роль универсальной меры защиты от импорта, обеспечила рост доходности сельхозпроизводства и резко усилила ориентацию инвесторов на развитие сельского хозяйства в России, При этом несомненная заслуга аграрной политики «нулевых» в том, что она обеспечила поддержку формировавшимся в этот период новым компетенциям в аграрном секторе.

Именно адекватность мер госполитики и господдержки интересам развития аграрного бизнеса обеспечили успешность Нацпроекта, и Госпрограммы 2008-2012 в части реидустрилизации ряда подотраслей сельского хозяйства, наращивания объемов производства продукции птицеводства и свиноводства, в свеклосахарном секторе и рисоводстве, расширении масштабов агропродовольственного экспорта, в первую очередь зерновых товаров (хотя тут государство было крайне непоследовательно) и сырого растительного масла.

В значительной степени аграрная политика «нулевых» формировалась исходя из задач поддержания цен на продукты питания на уровне, соответствующем покупательной способности населения. В результате постоянно ограничивались цены реализации аграрной продукции, а поддержание приемлемого уровня доходов обеспечивалось за счет наращивания субсидий (благо возможность «залить» проблемы бюджетными деньгами была) и ограничения доходности зернового сектора, в пользу животноводства, а также таможенных ограничений импорта.

Кстати, весьма вероятно, что резкое сокращение поддержки цен по молоку в 2012 году и стало «спусковым крючком» продолжающегося спада производства.

 

Поддержка фермерских цен (разница между ценами внутреннего и мирового рынков по данным ОЭСР), млн.рублей

  2000 2010 2011 2012
Пшеница -12 712,25 -19 466,20 -49 667,40 -20 251,00
Кукуруза -1 423,58 -6 795,75 -26 377,02 -30 927,78
Молоко 33 358,35 72 857,52 101 948,98 14 754,65
Мясо КРС -19 083,95 47 036,85 50 598,64 38 621,30
Свинина -10 811,19 122 937,08 129 713,40 125 076,74
Мясо птицы 3 623,57 45 308,23 49 642,27 31 389,62
Яйцо 751,97 3 001,92 8 921,41 6 812,46

 

Вместе с тем, существовала и альтернатива — обеспечение приемлемого уровня доходности сельхозпроизводителей при относительном росте цен реализации продукции в сочетании со сдерживанием инфляции и поляризации доходов населения, развитием механизмов адресной поддержки наиболее уязвимых слоев населения, однако она не была принята.

Результатом проводимой аграрной политики стало то, что в последние годы рентабельность сельхоздеятельности в основном обеспечивается за счет бюджетных субсидий, что вообще противоречит здравой логике. Несомненно, сельское хозяйство неоднородно – есть высокоэффективные хозяйства, которые и являются «локомотивом» отрасли, и есть огромная масса неэффективных хозяйств, причем часть из них уже годами является неэффективными.

Однако аграрная политика формируется по усредненным показателям, и вместо поддержки точек роста идет фронтальная поддержка исходя из принципа «справедливости». Так, что и эффективным сложнее расти, ну, а неэффективные так и остаются на прежнем уровне и доживают старый потенциал.

Пассивная позиция государства в вопросах стимулирования повышения конкурентоспособности и приоритет в части роста валовых показателей производства (наиболее явно это прослеживается в выбранных индикаторах оценки результатов Госпрограммы) привел в итоге к тому, что цены у ворот фермы в России по всем видам  продукции животноводства выше, чем в странах — конкурентах, включая Украину, лишь отечественные зерновые и масличные культуры конкурентоспособны на рынке.

 

gr

 

В итоге достаточно абсурдная картина – при производственных показателях реиндустрилизированных хозяйств соответствующих современному мировому уровню, при более низкой стоимости труда и земельных ресурсов, отечественная продукция, за исключением зерновых, технических и масличных культур неконкурентоспособна на рынке без поддержки государства.

Причины этой ценовой неконкурентоспособности во многом связаны с политикой государства — самоустранение от регулирования межотраслевых пропорций и как результат — темпы роста издержек сельхозпроизводства в 2000-2012 годы вдвое превышали темпы роста цен на сельхозпродукцию.

Созданная система субсидирования кредитов, оказав позитивное влияние на первом этапе, привела к завышению стоимости новых и модернизированных объектов и росту издержек, крайне высокой зависимости отрасли от рефинансирования (особенно при влиянии неблагоприятных климатических условий) и закредитованности. В итоге сформировалась долговая аграрная экономика с высокой зависимостью от господдержки.

Несмотря эти вызовы Госпрограмма 2013-2020 формировалась исходя из логики бюрократической преемственности (принцип «лучше ничего не менять, пока не прикажут, а то еще неизвестно, что получится»), которая необходима, но должна обеспечивать развитие, а не механическое сохранение прежних подходов. В итоге все вопросы повышения конкурентоспособности, роста доходности сельхоздеятельности было сведено к общим декларациям, а  приоритет господдержки АПК направлен на традиционные уравнительные выплаты без учета позиции хозяйств в вопросах технологической модернизации и фронтальной поддержки вместо и стимулирования «точек роста».

В результате старт новой Госпрограммы начался с «инвестиционного провала» (темпы роста инвестиций в 2013г. -100,8% против 106,9% за аналогичный период 2012г.), падения производства молока, стагнации в производстве зерновых культур и др., и говорить об улучшении ситуации в 2014 году достаточно проблематично.

Это является одним из проявлений неконкурентоспособности системы госуправления отраслью, которая в значительной степени ориентирована не на формирование стратегических ориентиров развития отрасли, а на распределение и доведение средств бюджетной поддержки.

Причем и эти процессы далеко не эффективны: были направлены значительные средства поддержки в форме выплат на литр молока, но они не решали системные проблемы отрасли и вместо роста дали дальнейший спад поголовья, надоев (впервые за многие годы) и производства.

Погектарные выплаты, которые позиционировались как несвязанная поддержка, в отсутствии ясной позиции Минсельхоза России о порядке доступа к этим средствам были «связаны» массой дополнительных условий и ограничений на региональном уровне.

Практически сразу после принятия Госпрограммы возникли вопросы о дополнительном финансировании отрасли, которые были «задрапированы» в меры по снижению влияния последствий присоединения к ВТО и «в связи с неблагоприятными природными условиями в таком то году» было выделено 42 млрд рублей. Конечно, дополнительным средствам поддержки можно только порадоваться, только вот в ряде регионов они еще не полностью доведены до получателей, а, к тому же, неизбежен «шок» при возвращении в 2014 году к параметрам бюджетного финансирования в «усеченного» рамках паспорта программы.

Нежданно — негаданно возникла проблема неполного исполнения государством своих обязательств по субсидированию уже выданных в прошлые годы кредитов по одобренным и реализуемым инвестпроектам в 27,7 млрд рублей. И это при том, что Минсельхоз получает с мест отчетность по Госпрограмме почти по 90 формам – чего ради сотни людей по стране тонны бумаги переводят? Да, во многом проблема сложилась в прошлые годы, только кому от этого легче? Не определены источники погашения дефицита субсидируемых инвестиционных кредитов прошлых лет (а это большая и крайне сложная работа в условиях бюджетных ограничений), что приведет к повышению уровня закредитованности хозяйств, переносу на более поздний срок или отказу новых проектов, спаду инвестиционной активности, утрате доверия к государству и у сельхозпроизводителей, и у банков. А также вынудит сокращать финансирование ряда других программ для маневра средствами.

Одновременно на фоне не слишком высоких успехов в отрасли, явно прослеживается тенденция не только к удержанию существующих контрольных функций и сохранению избыточных барьеров, но и попытки восстановления «утраченных» в ходе административной реформы позиций, причем скорее в интересах самосохранения бюрократии, чем защиты интересов общества.

В условиях неконкурентоспособности всей инфраструктурной цепочки снижается доля первичного производителя в конечной продукции. Очевидно, что, если не будет обеспечен эффективный сбыт, а, значит, доходность и приток денег, то производство продукции станет бессмысленным. Но инфраструктурные проекты рассматриваются Госпрограммой как нечто вторичное. В результате вместо решения проблем доступа сельхозпроизводителей на рынки у нас идет лишь активное обсуждение и «борьба» с политикой торговых сетей. Конечно, вопросы отношений с сетями важны, и их «аппетиты» должны быть ограничены, но, не решив общую задачу развития товаропроводящей сети, результаты таких ограничений будут кратковременны и не системны.

При сохранении прежних подходов к отрасли можно прогнозировать, что в ближайшие годы снизятся темпы прироста производства продукции свиноводства и птицеводства, в растениеводстве, где реидустриализованные хозяйства вышли на технологически и экономически обоснованный предел урожайности, а политика технологической модернизации «не дошла» до остальной массы хозяйств, в ближайшие 3-4 года можно ожидать стагнации урожайности  и роста волатильности производства.

При этом все декларации власти о необходимости развития агропродовольственного экспорта останутся декларациями (единственным реальным прорывом стала договоренность с Бразилией о возможности поставок 1 млн тонн пшеницы). Хотя именно это направление деятельности наиболее значимо, если мы хотим привлечь деньги с других рынков, поддержать частные инвестиции. Однако в Госпрограмме агропродовольственный экспорт, который уже последние годы больше чем экспорт вооружений (на который «заточены» все ресурсы власти) рассматривается как нечто вторичное – «насытим внутренний рынок, потом займемся внешним».

Хотя надо признать: на мировых рынках нас никто не ждет, конкуренция будет весьма сильная, причем появляются все новые потенциальные конкуренты о которых раньше и не думали.

Кто мог лет 10 назад говорить о том, что поставщиками зерна на мировой рынок станут Болгария и Румыния, что ЮАР станет экспортером кукурузы в Африке? А у нас все еще живы иллюзии, что мы благодаря большим площадям сможем нарастить свои возможности.

Следует признать, что потенциал прежней аграрной политики исчерпан, а необходимость новой аграрной политики диктуется успешностью прежней в части развития производства и новой задачей — жесткой ориентацией на поддержание и системный рост  конкурентоспособности в условиях открытого глобального рынка.

Сегодня вполне очевидно, что Госпрограмма 2013-2020 будет пересмотрена. Ключевым становится вопрос, зачем это делается: вписаться в параметры бюджетной поддержки или принять жесткие и явно непопулярные решения, направленные на ясные приоритеты развития и повышение реальной конкурентоспособности?

Очевидно, что достигнуть конкурентоспособности возможно лишь при условии модернизации и внедрения инноваций. Но это требует инвестиций, а они возможны, если будут обеспечены соответствующие рост и доходность производства, на что и должна быть реально ориентирована аграрная политика на новом этапе, которая должна предусматривать ясные и конкретные действия предполагая:

- отказ от политики сдерживания роста цен на сельхозпродукцию в интересах потребителей одновременно обеспечив поддержку потребления продовольствия за счет адресной продовольственной помощью;

- жесткую концентрацию финансовых ресурсов на технологических приоритетах в сфере производства и переработки, развитии инфраструктуры сбыта, деление финансовых ресурсов на средства поддержки доходности и бюджет технологического развития;

- ориентированность всей системы поддержки на «принуждение» к технологической модернизации, в частности, увязав предоставление погектарных субсидий с уровнем затрат на производство и отсечение от «бюджетной груди» хозяйств, работающих по устаревшим и упрощенным технологиям;

- изменение системы кредитования, сохранение защищенности субсидий для будущих периодов, использование остальных средств (включая средства, которые выделяются на пополнение уставного капитала Россельхозбанка и Росагролизинга) в качестве прямых госинвестиций на условиях государственно-частного партнерства.

Управление этими средствами следует возложить на специальное агентство по кредитованию организаций агропродовольственного рынка. В целях стимулирования инвестиционной активности и привлечения прямых инвестиций вместо приобретения облигаций банков и Росагролизинга, целесообразно предоставлять государственные гарантии по облигациям хозяйствующих субъектов, реализующих крупные инвестиционные проекты;

- сворачивание неэффективных производств и реструктуризация отрасли, в том числе стимулирование слияний и поглощений, при одновременном обеспечении альтернативной занятости на селе;

- отказ от ЕСХН, который «отбирает» у сельхозпроизводителей 50 млрд рублей ежегодно, сохранив его для ограниченной части малый предприятий с установлением ценза по объемам производства продукции в стоимостном выражении;

- создание системы поддержания доходности, основанное на установлении государством  минимальных гарантированных цен;

- переход от страхования с господдержкой, которое демонстрирует свою низкую эффективность к системе управления рисками сельхоздеятельности, в том числе используя опыт ЮАР;

- изменение приоритетов госуправления от распределения денег к оптимизации размещения производительных сил (точки роста, инфраструктура и субрегиональные кластеры) и стратегическому управлению развития отрасли.

Очевидно, что этот список может быть и продолжен, и сокращен. Также как очевидно, что сегодня «косметическими» мерами  нарастающих проблем аграрного сектора не решить!

ПродMag

Читайте также:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Войти с помощью: 


*

Фермеры 

10:09 13 ноября↓ Рекордный урожай пшеницы в России угрожает американским фермерам
17:29 17 октября↓ Мнение. Монополизация мирового агропрома приняла угрожающие размеры
09:43 Приморский фермер подозревается в хищении субсидии в 14,6 млн рублей
21:57 3 октября↓ Росстат представил предварительные итоги второй сельхозпереписи
20:06 28 сентября↓ Американские фермеры обвинили биотехнологические компании в гибели части урожая
13:32 27 сентября↓ Законопроекты Минпромторга упростят организацию розничных рынков
00:42 31 августа↓ Фермерам возместят до 50% затрат на продвижение продукции…
23:59 30 августа↓ В Челябинской области появятся круглогодичные социальные ярмарки
21:19 7 августа↓ «Сыр варить — не колбасу крутить»: сложности и радости российских фермеров
08:13 3 августа↓ Минэкономразвития против ужесточения санитарных требований к торговле
20 апреля
elena-skrynnik

Российские фермеры — ключевой драйвер роста аграрной отрасли

Фермерские хозяйства будут работать эффективнее, если создать типовые бизнес-проекты, агрофраншизы, в этом уверена Елена Скрынник, руководитель Международного независимого института аграрной политики.

15 августа

Рекордный экспорт пшеницы из России обернулся падением цен

Это катастрофа: при нынешних ценах на зерно начнется волна банкротств фермеров. Тем, кто закредитован,- а это почти все — продержаться на плаву будет очень сложно.

4 августа

Коровы, свиньи и государственные деньги

Финансовая помощь сельскому хозяйству будет эффективна только тогда, когда реальные деньги придут к реальным производителям

22 июля

Глава Кубани предложил давать землю фермерам без торгов

  В ходе заседания рабочей группы президиума Государственного совета РФ в Москве, глава Краснодарского края Вениамин Кондратьев предложил повысить эффективность использования государственного имущества и предоставлять землю для фермеров без проведения торгов, сообщается в пресс-релизе краевой администрации. В нынешних условиях, считает губернатор, конкурировать с агрохолдингами в вопросе получения участков им практически невозможно, передает kommersant.ru. По его [...]