Важнейшие новости

Все новости

14:26 17 августа↓ Минсельхоз разработал проект по удвоению поставок продовольствия за рубеж
14:13 Производители колбасы попросили правительство помочь повысить цены
14:38 8 августа↓ «Росконтроль» проверил сметану на качество
09:14 Эксперты: Рост цен на зерно не приведет к удорожанию хлеба в магазинах РФ
12:19 6 августа↓ Рост цен на пшеницу озадачил продавцов и покупателей
10:50 Четыре года продэмбарго: производству — да, дефициту — нет
10:10 Иностранные производители рассказали о потерях и выгодах от продэмбарго РФ
10:05 Россельхознадзор за три года уничтожил более 26 000 тонн санкционной продукции
12:54 3 августа↓ Каждый пятый россиянин считает вегетарианство полезным для здоровья
12:51 Зарубежные экспортеры из-за продэмбарго потеряли рынок РФ объемом $8 млрд в год
12:47 РФ в январе-мае увеличила экспорт продукции АПК почти на треть
12:02 23 июля↓ На Кубани собрали рекордный урожай зерна
08:52 14 июля↓ Производители сообщат на упаковках об использовании заменителей молочного жира
15:55 11 июля↓ Прогноз. Темпы роста сельхозпроизводства в РФ в 2018 г. снизятся до 1,1%
15:45 Россия в наступившем сельхозгоду снизит экспорт зерна до 40 млн т
11:05 6 июля↓ Экспортные субсидии на зерно сократят
10:46 Потребительскую корзину приведут к нормам здорового питания
12:30 4 июля↓ Минфин планирует ужесточить контроль над оборотом пива
13:02 26 июня↓ Роскачество назвало регионы с лучшим хлебом
10:28 25 июня↓ «Ритейлеры кормят скидками». Дискаунтеры становятся основным каналом продажи еды

Интервью руководителя К(Ф)Х «Ягодная долина» Ильдара Ситдикова газете "БИЗНЕС Online":
«В Татарстане не растут только финики и бананы»

18 апреля 2014 в 15:29
Ildar_Sitdikov
Раздел: Интервью

Владелец довольно редкого для Татарстана бизнеса по выращиванию клубники, пришедший в сельское хозяйство из стройбизнеса, экономист по образованию Ильдар Ситдиков теперь приглашает всех желающих последовать его примеру. Перспективы рынка огромны, ягода пользуется устойчивым спросом, в то время как его компания лишь на 5% закрывает сезонную потребность в клубнике такого города, как Казань, сообщает «БИЗНЕС Online».

И.Ситдиков рассказал о своем опыте в сельском хозяйстве, о том, сколько надо земли и вложений для семейной ягодной фермы, где точки роста агропромпарка и почему он сейчас готов помочь начать выращивать ягоду всем, кто пожелает.

— Ильдар Рустамович, расскажите, как вы начинали свой ягодный бизнес. Все-таки, согласитесь, это довольно необычно для нашей традиционно «молочно-зерновой» республики.

— Как я пришел к этому? Я экономист по специальности, но получилось так, что начал работать в строительстве — начинал, как говорится, с «низов», с бригадира. И так уж судьба сложилась, что закончил я эту страницу на должности начальника тендерного отдела крупной казанской компании «Гранд Сити+». Я уволился в июне 2013 года, а за год до этого открыл фермерское хозяйство.

— Видимо, затянула земля?

— Это интересный бизнес. В строительстве ситуация бывает разная — хорошие проекты рано или поздно заканчиваются, но дело даже не в этом: захотелось иметь что-то свое.

— Почему вдруг ягоды? Мы не на юге, здесь не соберешь по два урожая в год!

— Я выбирал такую отрасль хозяйствования, в которой на данный момент нет конкуренции, но на продукцию которой есть повышенный спрос потребителей. Чтобы это не была та же картошка, которой рынок пресыщен — и в итоге производители вынуждены конкурировать с коллегами, для которых не имеет значения норма прибыли.

Моим партнером по «Ягодной долине» стала Анна Тарабукина — мы вместе решили начать это дело. В итоге в первый год нам удалось посадить около 2 гектаров земляники садовой — так она называется по-научному, в народе ее называют клубникой.

В первый год мы высадили три сорта клубники — это сорта иностранной селекции «эльсанта», «хоней» и «галя чив». Два из них показали себя отлично, надеюсь, третий «подтянется» в этом году. Теперь у нас растут три сорта, скажем так, в промышленном масштабе и еще порядка 10 сортов проходят сортоиспытание на экспериментальной площадке. Надо понять, что в условиях Татарстана растет лучше, выбрать ягоду по вкусовым качествам, по транспортабельности и урожайности.

— Земля у вас в собственности?

— Да, это бывшие колхозные паи в Зеленодольском районе, село Большие Яки. Мы выкупили ее в собственность — за гектар заплатили свыше 100 тысяч рублей. Земля орошаемая, мы изначально выбирали участок, чтобы можно было подключить систему капельного орошения. Преимущества понятны — мы тратим воды в 20 раз меньше, но все поле орошается за один час. Кроме того, через узел внесения удобрений вносятся все необходимые вещества для питания растений, и все это поступает в почву.

— Какие вложения в бизнес вы сделали?

— Порядка 1 миллиона на 1 гектар. Включая посадочный материал, расходы на ирригацию и систему капельного орошения, средства защиты. Это были полностью собственные средства. Кроме того, я подал документы на грант «Начинающий фермер» по линии министерства сельского хозяйства. И единственной компанией в Татарстане по ягодной теме, кто получил такой грант, стала наша: традиционно ведь у нас занимаются мясным, молочным производством, растениеводством…

— Скажите, а минсельхоз как-то интересуется вашим бизнесом?

— Мы получили грант как начинающие фермеры — это 1,5 миллиона рублей — и очень благодарны минсельхозу за поддержку.

При рассмотрении гранта нашим бизнесом заинтересовались и в министерстве сельского хозяйства. Марат Готович (Ахметов — министр сельского хозяйства РТ — авт.) был в нашем хозяйстве, вник во все его проблемы, дал ряд дельных советов, ему очень понравилось наше начинание. По моему личному мнению, Марат Готович — лучший региональный министр сельского хозяйства РФ. Высочайший уровень ответственности и профессионализма.

В прошлом году я был в министерстве сельского хозяйства России на приеме у министра Федорова, где просил его увеличить финансирование по программе поддержки молодых фермеров и семейных ферм в 10 раз. Там мы рассказали о своих успехах, министр был очень впечатлен и обещал помочь. Многие регионы игнорируют федеральные программы. Нам очень повезло, что живем мы в Татарстане, в других регионах фермеры вообще не получают помощи. Вообще очень здорово, что такая поддержка есть со стороны руководства республики. Мы сами знаем, как непросто получить из федерального центра все, что предусмотрено по софинансируемым госпрограммам, но, несмотря ни на что, Татарстан уделяет этому повышенное внимание. В данный момент мы с коллегами-фермерами очень надеемся и на «Лизинг-грант», хотя выиграть непросто, конечно.

Знаком с нашим хозяйством и глава Зеленодольского района Александр Тыгин, есть поддержка и со стороны главы исполкома Сергея Егорова. Они поддерживают наше развитие — земельные вопросы всегда очень «тяжелые». Если у нас есть проблемы, мы встречаемся, и они стараются помочь во всех вопросах. Зеленодольскому району очень повезло, что руководство района по-настоящему работает и работает очень хорошо.

— То есть ваш инвестиционный процесс еще не завершен…

— Мы ставим задачу не просто выращивать ягоды, а стать центром по продвижению этого вида бизнеса в сельском хозяйстве Республики Татарстан. Это не просто земля, оборудование и технологии. Это прежде всего наука и технологии, которые требуют инвестиций.

— А какова выручка?

— В первый год с гектара около 600 тысяч рублей, хотя можно довести и до миллиона. Начиная со второго — до 2,5 миллионов рублей с гектара.

— Вы работаете уже третий год, как идет развитие?

— Сейчас у нас посажено около 6 гектаров земляники и около гектара яблонь.

— Урожайность достаточно высокая?

— В первый год мы поняли, что на нашей земле можно собрать до 5 тонн урожая клубники в год. Второй год по технологии самый высокоурожайный, в нашей полосе можно собрать 20 тонн с гектара. Плантации возделываются в течение пяти лет, но некоторые энтузиасты держат садовую землянику до девяти, хотя урожайность старых растений падает.

Мы создали совместно с коллегами из лучших и опытнейших хозяйств России и Европы технологическую карту работ, которая подходит для нашей местности больше всего.

— У вас уборка ручная или механизированная?

— Клубнику во всем мире убирают вручную, хотя японцы экспериментально разрабатывают для этой цели роботов. У нас работают местные, сельчане. Это для нас приоритет — пусть люди получают «живые деньги», знакомятся с новыми технологиями. Чтобы у них был интерес к работе. И у них нет желания бросить все и уехать в город — эти люди привыкли к земле, они умеют работать! Говорят, что села пустеют, но мы хотим сделать этот процесс обратным, чтобы народ ехал в село. Мы готовы обучать людей, как зарабатывать на родной земле миллионы c новыми технологиями, а не терять время, разгружая поддоны в городе за 20 тысяч. Ведь намного проще построить дом в деревне, чем накопить на квартиру в городе.

У нас работают постоянно всего три человека — это я, управляющий и агроном. А сезонных работников в пиковые дни во время уборки урожая у нас бывает до 60 человек — их зарплата 15 — 18 тысяч рублей в месяц. Это, конечно, немного, но ведь не сказать, что и работа совсем сложная. У нас принято платить по американской системе — выплаты идут раз в неделю, задержек нет ни на день.

— Работники, простите, не съедают вашу ягоду на корню?

— Такое есть, но мы не считаем, что это проблема. Наоборот, мы говорим — если хотите, ешьте! Для своих работников продаем ягоду дешевле, с большой скидкой. Да и не может человек съесть так много, что это будет нерентабельно для бизнеса. Невозможно, каждый день работая с ягодой, постоянно ее есть — в конце концов наступает пресыщение. День ты съел килограмм ягод, другой — а на третий, четвертый день тебе на ягоду смотреть не хочется. Насильно не накормишь!

Вообще, мы думаем еще и об опыте Финляндии, где часто привлекают к этому делу студентов. У нас есть предложения, например, от Челябинского аграрного института: это для них практика, получение опыта и работа заодно. Мы очень заинтересованы в наших студентах — будущих агрономов готовы принимать на практику. Ведь специалистов с опытом в Татарстане просто нет. На базе нашего хозяйства готовы проводить обучение и тренинги для всех желающих.

— Не могу не спросить про воровство…

— Вы знаете, если воруют, то больше свои — было, ловили, воспитывали. Но вообще ягоду воровать непросто — полевые работы начинаются рано, с рассветом. Ночью же сложно отличить спелую ягоду от зеленой и нет смысла вообще ходить — с фонариком же только «засветишься». Есть охрана, собака, так что с этим справляемся.

— Как вам удалось организовать сбыт, по какой цене продаете ягоду?

— Сбыт, конечно, идет лавинообразно. Как показал опыт, наши 6 гектаров способны закрыть 5 процентов спроса миллионной Казани. О районах республики нечего и говорить. Мы продавали пока только свежую ягоду, все забирают оптовики. С этого года мы будем доставлять ягоду потребителям сами, благодаря программе «60 на 40» министерства сельского хозяйства нам удалось приобрести две пятитонных машины-рефрижератора на базе Toyota. Мы пока не получили этих денег, но очень надеемся, что в этом году субсидия дойдет. А пока мы затратили 4,2 миллиона рублей на покупку этой техники, в том числе кредитные средства.

Глядя на то, как уходит наша ягода, мы видим порой даже очереди. Хотя ягода у нас стоит 150 рублей за килограмм, а для конечного потребителя это, к сожалению, еще дороже.

— Насколько это конкурентоспособная цена?

— Это верхняя планка рынка для Казани. Но в районах Татарстана цена доходит до 250 рублей. Качество ягоды очень высокое — и по размерам, и по вкусовым, и по экологическим параметрам. Наши конкуренты — соседи из Чувашии и Марий Эл — находятся дальше от Казани. Их проблемы в старых непродуктивных сортах, отсутствии агротехнологии. Сказывается и расстояние по доставке продукции. Кроме того, у наших конкурентов нет оросительных систем — а значит, ягода подвержена засухе. Даже автохолодильник не позволяет доставить ягоду в высоком качестве до рынка, и в результате их продукция дешевле за счет плохого качества и дешевого рабочего труда и абсолютной экономии на всем. Мне рассказывали, что «Челны-Хлеб» в прошлом году закупили такую продукцию, но не смог ее реализовать по причине того, что товар попросту испортился.

У нас же сроки доставки до конечного потребителя не превышают часа после сбора.

— А сетевики? Вы, наверное, вели какие-то переговоры, и не думаю, что они могут согласиться на ягоду по 150 рублей, ведь замороженная, по-моему, значительно дешевле.

— Все верно, замороженная дешевле. Но в привлекательной упаковке свежая ягода продается лучше. Мы ведем переговоры с крупными потребителями. У них есть заинтересованность в поставках замороженного продукта для их производства. Потребители интересуются не только клубникой, но и смородиной, малиной — для их джемов, варений. Мы пришли к выводу, что этот бизнес для нас перспективный, тем более что рано или поздно рост курса валют сделает импорт дорогим для покупателя.

В 2014 — 2016 годы мы планируем закладку 35 — 40 гектаров ягодных культур под уборку комбайном. Механизация позволит сократить время уборки и обеспечить дальнейшую переработку: заморозка, упаковка и поставка потребителю. И в этом случае цена будет значительно ниже.

— Как обстоит дело с упаковкой? Вы продавали ягоду ящиками, есть какие-то планы?

— Да, мы разработали сейчас упаковку. И она ничем не отличается от европейских производителей. Там будет все как положено, это будет продукт европейского класса.

— Вы уже упомянули определенные инвестиции — первоначальные по 1 миллиону рублей на гектар, плюс покупка техники 4,2 миллиона рублей. Сколько всего вложено?

— Мы пока развиваем бизнес, закладываем плантации, это тоже порядка 1 миллиона рублей инвестиций на 1 гектар. Изначально мы покупали землю по 110 тысяч рублей за гектар — это немало по сравнению со среднерыночной стоимостью. Но тут были важны подъездные пути, источник рабочей силы, поля между двух деревень и рядом еще 6 населенных пунктов. И самое главное — наличие ирригации.

— Наши фермеры вряд ли могут «зайти» в торговые сети — не те объемы, нет упаковки, нет бренда, продвижения. Нет всего того, что требуется сетям: стабильное качество, всегда наличествующий товар в привлекательном для взыскательного покупателя виде.

— Да, это проблема. И на мой взгляд, как раз в этом мог бы помочь агропромпарк в Казани. Недавно на совещании с участием фермеров как раз обсуждалась проблема, как «вытащить» его из убытков. В своем нынешнем виде он похож просто на рынок, но его задачи должны быть другими. Надо перенять, как это работает за рубежом.

Например, итальянская компания «Маццони» — это семейная компания, мы были у них в гостях и ознакомились с бизнес-процессом. Ее бизнес заключается в том, что она закупает продукты сельского хозяйства от Африки до Европы, начиная от груш и заканчивая морковью. У них своя база переработки и хранения продукции, свой мощный отдел маркетинга и логистики. «Маццони» сортирует, моет, упаковывает продукт в тару, начиная от мини-упаковок до мешков «биг-бэг». А затем продукция расходится покупателям по всему миру по долгосрочным контрактам. Разумеется, это жесткий контроль качества, сроков и так далее. Такая кооперация позволяет обеспечить фермеру еще и стабильные объемы плюс стабильную оплату продукции.

Кстати, «Маццони» покупает малину даже на Украине…

Агропромпарк — удачный проект, просто его надо слегка переориентировать. Ни один самый богатый и успешный фермер не сможет 365 дней в году поставлять товар. Это сезонность, это засушливые или урожайные годы и так далее. В результате фермер не может постоянно арендовать торговые места в агропромпарке и вынужден все равно отдавать товар перекупщикам.

— А как вы видите схему работы агропромпарка?

— У агропромпарка хорошая команда управленцев и специалистов. И первое, что надо сделать, — проанализировать рынок потребления сельхозпродукции в масштабах всего Татарстана, изучить сетевой спрос по всей матрице продукции, которую можно выращивать в Татарстане. У нас ведь разве что финики да бананы не растут, а все остальное… Исследовав рынок, необходимо заключить договора с сетевиками по количеству, качеству, сортам требуемой продукции, заявки надо передать ассоциации фермеров РТ. Ассоциация должна провести тендеры, уже среди фермеров выбрать самых опытных и достойных. Однозначно получив тот гигантский кусок рынка, который забирают производители из других стран и регионов, фермеры Татарстана будут наращивать производство и перевооружать свои производственные мощности. Тогда цена готовой продукции будет более справедливой как для фермеров, так и для потребителей.

Агропромпарк может стать уникальным логистическим центром, который обеспечит переработку, упаковку и поставку продукции сетям, которые требуют как раз постоянных объемов. Это позволит избавиться от засилья иностранной продукции, ведь везут к нам абсолютно все, причем сомнительного качества.

Таким образом, думаю, агропромпарк сделал бы республику Италией в сердце России. Уверен в том, что можно наладить экспорт нашей продукции как в регионы России, так и за границу. Не говорю уже о том, что сами фермеры получат гарантию сбыта качественной продукции в намного больших объемах, чем раньше. Просто нужно понимать, что переработка и поставка продукции — очень выгодное дело, и если не агропромпарк, то эту не занятую нишу займут другие, конкурировать будет очень сложно.

— Давайте вернемся к вашим ягодам… Вероятно, опыт выращивания ягоды вы подсмотрели за границей, вы не раз упоминали Италию.

— Да, мы взяли за основу опыт наших европейских коллег: ездили, смотрели, учились. На самом деле ничего сложного в этом нет, самое главное было найти лучшую технологию. На самом деле она же везде разная — по питанию, по обработке, защите растений. Сложно было с выбором сортов — в США это одни сорта, в Европе другие, у нас же выбирать особо было не из чего.

— То есть, посмотрев на европейский опыт, вы создаете свой… А чем отличается работа на Западе и у нас?

— У нас есть большое преимущество, но мы его почему-то не осознаем. Многие полагают, что на Западе у фермеров все очень сладко, невероятно классно работается и их заваливают субсидиями.

— Да, но достаточно вспомнить тот же финский опыт, который звучал на коллегии ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств РТ, там же говорили, что в Финляндии по 400 евро на гектар поддержки!

— 400 евро — на самом деле совсем небольшая сумма. Звучит, конечно! Но у нас есть свои преимущества, которых нет у них.

Во-первых, наш рынок абсолютно не насыщен товаром собственного производства. Нормальная конкуренция отсутствует практически во всех отраслях, и мы импортируем гигантские объемы продукции со всего мира. Если бы у нас было перенасыщение, им было бы здесь нечего продавать.

Во-вторых, из минусов «там» я могу отметить зарплату наемных работников. Например, в Италии ты должен платить не менее 7,5 евро в час, в Голландии — не менее 15 евро, включая налоги. За любой, как говорится, «мухлеж» работодателю грозит наказание за использование рабочей силы как рабского труда. У нас же недорогая рабочая сила.

В-третьих, внутри Евросоюза — гигантская конкуренция на рынке. И двигателем прогресса там является высокая стоимость рабочей силы, что приводит к развитию технологий и механизации сельского хозяйства. Вводятся новые сорта — например, вся Европа засажена яблонями, которые не выше 3 метров. И они почти не дают падалицы, все яблоко идет почти полностью в товарном виде.

В-четвертых, там выше налоги и выше стоимость земли. Побывав в Италии, я не увидел ни одного свободного клочка — все засажено, и это тоже благодаря высокой конкуренции. Норма прибыли там небольшая, но позволяет оставаться на плаву за счет больших объемов производства.

А в-пятых, «растаможку» никто не отменял.

— Сколько цена там и сколько у нас?

— Цена на продукцию у нас здесь выше, чем в Евросоюзе. Цена килограмма у нас в оптовом секторе порядка 30 рублей — точно такое же яблоко на границе с Польшей стоит около 10, такую разницу в цене дает технология и доставка. Поэтому мы можем использовать эффект транспортного плеча: то, что доставляется за тысячи километров, все равно будет дороже.

— Тогда как им удается производить так дешево, что у нас тут дороже?

— Технологии! Что до клубники, то там из саженцев выжимают все и даже больше. В той же Италии на ремонтантных сортах урожайность достигает 40 — 45 тонн ягоды на гектар, мелкий итальянский фермер с 25 гектаров земли может собрать 900 тонн в год! За счет чего? Используются огромные дозы пестицидов, удобрений, это суперинтенсивные технологии. Количество обработок от момента цветения до сбора урожая доходит до 40 раз! Используются при этом вещества, которые, скажем, в России уже запрещены за 21 день до сбора ягод, но итальянцы уже на другой день после обработки срывают эти ягоды и отправляют в супермаркет. Из растения выжимают все за два года!

И отсюда мы выводим еще наше преимущество — экологичность. У нас более жесткие нормы по использованию химикатов, мы не можем выжимать все соки из саженцев за два-три года, но зато наша ягода вкуснее и полезнее. Увлекаться химией не стоит.

— Садоводство вообще вроде бы не для наших краев, нет?

— Нет, конечно, это не так! Самарская область, где ненамного теплее нашего, есть отличные хозяйства, выращивающие яблони на полукарликовом подвое, как в Голландии. И выращивают они по 500 — 600 гектаров. К сожалению, не удается выращивать те сорта, что растут в Италии или Краснодаре — климат не тот. Но яблоки получаются замечательно даже у нас. Так что в наших местах по яблоням урожайность может дойти до 30 тонн с гектара начиная с третьего года посадки. Тем более что есть сорта, начинающие плодоносить уже на второй год.

Так что все дело в сорте и технологии. Все можно вырастить у нас. Тем более что земля у нас по сравнению с той же Голландией значительно плодороднее. Я не знаю, как они выращивают там, но они делают это, да еще снабжают полмира. Так что у нас все впереди.

— Вы отметили плюсы и минусы, что плохо у нас?

— Опять же технологии. У нас их нет. У нас нет нормального посадочного материала, который будет высокоурожайным и способным переносить наши зимы. Нет питомников, где оптом можно купить те виды посадочного материала, который даст высокий урожай. Это тормозит наше ягодоводство и садоводство. Так что когда вы выбираете на рынке саженцы, имейте в виду, что чаще всего это просто выброшенные на ветер деньги, эти саженцы везут отовсюду, но они на 90 процентов не районированы и не предназначены под наши климатические условия.

Кроме того, у нас негде учиться. Там развита поддержка в виде семинаров, выставок, какого-то обмена опытом. У нас этого очень мало.

Ну и, конечно, наш менталитет: люди у нас нигде про новые технологии не слышали и от отсутствия информации боятся приступить к чему-то новому. Боятся прогореть, боятся, что ничего не получится.

— Вы ездите в Европу за опытом, а что, иностранцы вот прямо так, душа нараспашку, готовы поделиться опытом?

— Не все, но делятся. Но когда начинаешь объяснять, что, ребята, где мы и где вы, что мы никак не конкуренты на вашем рынке, рассказывают. Кто-то за деньги, кто-то, и правда, от широты душевной, потому что сами всего добились. Для многих там это многолетний семейный бизнес, который приносил доход не одному поколению.

— Вы выступали на съезде ассоциации фермеров и крестьянских хозяйств РТ с предложением к участникам влиться в ряды «ягодников». Не боитесь конкуренции?

— Наоборот. Рынок, еще раз повторюсь, пуст! Мы не можем закрыть его потребности сами, нужны большие объемы. Главы районов, когда встречаешься, призывают прийти в хозяйства, начать совместную работу, но ведь не разорвешься между своим бизнесом и чужим полем, нереально. На это мы пойти, конечно, не можем, но зато можем помочь всем, кто хочет начать этот бизнес.

«Ягодная долина» готова поставить современный посадочный материал, оказать услуги по закладке плантаций, полностью обеспечить гидротехнический расчет и капельный полив площадей. Мы являемся дилерами ирригационной компании «Юг-полив», и теоретически можно смонтировать систему хоть в огороде. Можно полностью облегчить себе этот труд, да еще и сэкономить воду. А затраты могут быть небольшими, все зависит от площадей и возможностей монтируемой системы.

Кроме производственных плантаций мы намерены заложить питомник для производства плодово-ягодных, фруктовых деревьев, а также декоративные культуры, чтобы обеспечивать посадочным материалом всех фермеров и дачников, которые хотят заняться этим видом бизнеса. Мы готовы плюс к этому передать им и технологии, которые позволят собирать урожай не меньше, чем в Европе. И обеспечить всем спектром помощи, который мы только можем оказать.

— То есть вы займетесь не только выращиванием ягоды, но и рассады?

— Мы разработали упаковку для рассады, которая позволяет доставлять в любую точку России готовые к посадке саженцы. Сейчас организован отдел продаж, чтобы найти наших потребителей по России. С этого года мы готовы предложить этот продукт.

Преимущество рассады — в том, что уже через 30 — 40 дней можно будет есть свою ягоду.

Общий ассортимент выпускаемой нашей компанией под торговым брендом «Ягодная долина» в 2014 году дойдет до 120 видов продукции. Будут такие интересные культуры, как голубика, клюква… Также в планах закладка плантации роз, гортензии, луковичных культур. В Татарстане будет создана фирменная сеть точек продаж с продукцией питомника «Ягодная долина».

И кроме того, мы в этом году начинаем производить рассаду по методу меристемного микроклонального размножения растений — таким образом можно получить саженцы, свободные от всех болезней и вирусов стадии М0. Эту работу мы начинаем совместно с Аграрным университетом в Казани. Уже есть договоренности с лучшими лабораториями России — и мы будем обучать наших молодых специалистов выпускников биофака КГУ. В перспективе также — производство свежесрезанных тюльпанов в тепличном хозяйстве.

— Это серьезные инвестиции.

— Суммарные инвестиции мы оцениваем в 100 миллионов рублей, и здесь уже нужны заемные средства. В этом году тем не менее планируем, чтобы несколько гектаров тюльпанов посадить.

— Скажите, сколько нужно иметь земли, чтобы «ягодный» бизнес был рентабелен?

— Понятно, что чем больше, тем лучше, но вообще, как мы считали, выращивание клубники в промышленном масштабе рентабельно, если есть хотя бы полгектара земли. Уже можно пробовать! Тем более что смонтировать системы орошения на этой площади, в общем, не так уж дорого. Если земли меньше, то это уже не совсем промышленные объемы. Собственно, все упирается в численность работающих и размер инвестиций.

— Есть уже интерес у фермеров к вашим предложениям?

— Я выступил на съезде как раз потому, что интерес есть. В прошлом году мы помогали 9 хозяйствам — закладывали примерно по гектару плантаций. Поэтому наши ряды начинают пополняться. Один из моих партнеров как раз на плантации в гектар добился лучших результатов, чем мы, думаю, потому что это семейная ферма. Он в первый год собрал более 5 тонн и в этом году прогнозирует 20 — 25 тонн с гектара.

— Вам уже можно будет задуматься о «ягодной кооперации» в Татарстане.

— Рядом с нами еще 6 населенных пунктов. И затраты могут быть небольшими. Если мы начнем работать сообща, то сможем создать такой кооператив, прийти к единому стандарту работы, единой упаковке — ну разве что на этикетке должна быть информация о месте производства и производителе. Тогда мы сможем прийти к тем стандартам, которые требуют сети. Пока в нашей кооперации несколько фермеров, которые взяли с нас пример в Зеленодольском районе. Мы сообща разделили спектр выращиваемой продукции, чтобы не конкурировать друг с другом. Рынок на самом деле огромен, места всем хватит, тем более если это все выстроить изначально.

Мы оказались той позитивной точкой роста, к которой притягиваются лучшие люди с отличными проектами, думаю, совсем скоро у нас будет маленькая Голландия в Зеленодольском районе.

Рядом с нами, к слову, крупная казанская девелоперская компания будет строить коттеджный поселок. Места красивые, до Казани около 40 километров.

Другая бизнес-структура решила построить агроферму с плантациями ягод 15 видов с центром отдыха и невероятно современным продвинутым детским лагерем. Так что будет очень интересно.

— Традиционные вопросы: у вас есть хобби? Как вы отдыхаете?

— Хобби есть, это автомобили. Наверное, можно назвать это легким трофи — являюсь поклонником пикапов. Люблю поездить в снег, в грязь, бездорожье… драйв!

— И три совета начинающему предпринимателю.

— В нашей стране можно заниматься очень многими видами бизнеса, просто многие о них не знают. Надо искать, не бояться эксперимента, учиться. Это, наверное, первое. Второе — избрав технологию, не отступать от нее. Допустим, наша система орошения — штука гибкая, позволяет выращивать, по сути, все что угодно.

И третье — не стоит игнорировать госпрограммы поддержки малого бизнеса, поверьте, это нестрашно.

Читайте также:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Войти с помощью: 


*

Фермеры 

20 апреля
elena-skrynnik

Российские фермеры — ключевой драйвер роста аграрной отрасли

Фермерские хозяйства будут работать эффективнее, если создать типовые бизнес-проекты, агрофраншизы, в этом уверена Елена Скрынник, руководитель Международного независимого института аграрной политики.

15 августа

Рекордный экспорт пшеницы из России обернулся падением цен

Это катастрофа: при нынешних ценах на зерно начнется волна банкротств фермеров. Тем, кто закредитован,- а это почти все — продержаться на плаву будет очень сложно.

4 августа

Коровы, свиньи и государственные деньги

Финансовая помощь сельскому хозяйству будет эффективна только тогда, когда реальные деньги придут к реальным производителям

22 июля

Глава Кубани предложил давать землю фермерам без торгов

  В ходе заседания рабочей группы президиума Государственного совета РФ в Москве, глава Краснодарского края Вениамин Кондратьев предложил повысить эффективность использования государственного имущества и предоставлять землю для фермеров без проведения торгов, сообщается в пресс-релизе краевой администрации. В нынешних условиях, считает губернатор, конкурировать с агрохолдингами в вопросе получения участков им практически невозможно, передает kommersant.ru. По его [...]