Важнейшие новости

Все новости

00:13 14 марта↓ В Англии нашли «виновника» отравления Скрипалей
15:49 24 сентября↓ В пищевом пальмовом масле нашли опаснейший яд
15:24 Богатеем на глазах… Ученые объяснили введение «индекса самогона»
14:48 Ультиматум. Судовладельцы грозятся покинуть рынок зерна из-за низкой стоимости фрахта
13:03 Искусственное мясо россиянам пока не грозит
14:28 17 сентября↓ В России могут ввести новые ограничения на продажу алкоголя
13:25 Новый урожай обрушил цены на кукурузу в России
14:53 16 сентября↓ Роскачество рассказало, как правильно прочитать маркировку товара
14:47 «Ритейлеров призвали к соразмерности». Штрафы для поставщиков могут снизиться
14:01 12 июля↓ Продэмбарго пересчитывает российские цены
13:35 Россияне стали больше тратить за один поход в магазин
12:00 Мнение. Идея запрета уничтожения изъятых продуктов требует проработки
14:23 7 июля↓ Росстат назвал наиболее подорожавшие продукты по итогам 2018 года
15:47 4 июля↓ Минсельхоз не планирует ограничивать сбор диких грибов и ягод
15:38 Мировые цены на продовольствие за июнь снизились на 0,3%
15:33 Назван напиток, препятствующий развитию рака и диабета
14:24 18 июня↓ Работники хлебокомбината в Подмосковье объявили голодовку из-за долгов по зарплате
13:35 Названы провоцирующие возникновение смертельных болезней продукты
12:07 23 мая↓ «Перекресток» задумался о сотрудничестве с сервисами доставки еды
12:20 18 мая↓ РФ увеличит урожай зерна 2019 г, но поставки на экспорт вырастут меньше

Герман Зверев, президент Ассоциации добытчиков минтая:
Умеет ли Россия продавать рыбу?

22 января 2013 в 0:01
riba_VBR_1
Раздел: Статьи

Статистика FAO повествует о том, что Россия разучилась продавать рыбу на мировом рынке.
FAO – это Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН, много лет занимается сбором статистической информации и анализом мирового рыбного рынка. Конечно, данные FAO часто противоречивы и не всегда стыкуются между собой. Даже «римские мудрецы» (штаб-квартира FAO «приютилась» на берегах Тибра) не всегда способны разобраться в запутанных хитросплетениях международных потоков рыбопродукции.

В итоговом отчете «Состояние мирового рыболовства и аквакультуры в 2010 году» названа первая десятка экспортеров рыбопродукции: Китай – 10,1 млрд долларов, Перу – 7 млрд долларов, Норвегия – 7 млрд долларов, Индонезия – 6,5 млрд долларов, Таиланд – 6,5 млрд долларов, Дания – 4,6 млрд долларов, Вьетнам – 4,6 млрд долларов, США – 4,5 млрд долларов, Индия – 4,5 млрд долларов, Чили – 4 млрд долларов, Канада – 3,7 млрд долларов.

Но по другим данным той же FAO – «Статистика экспорта рыбопродукции с 1976 по 2008 годы» – первая десятка рыбных экспортеров выглядит иначе: Китай – 10,3 млрд долларов, Перу – 7 млрд долларов, Индонезия – 6,5 млрд долларов, США – 4,5 млрд долларов, Индия – 4,5 млрд долларов, Япония – 4 млрд долларов, Россия – 3,7 млрд долларов, Чили – 2,6 млрд долларов, Бирма – 2,6 млрд долларов и Филиппины – 2,4 млрд долларов.
По одним и тем же странам часто приводятся совершенно различные показатели продаж. Например, на сайте FAO указано, что норвежский экспорт рыбопродукции составил в 2010 году 7 млрд долларов, а данные за 2008 год называют цифру в 2,1 млрд долларов: трудно согласиться с тем, что за два года норвежцы увеличили продажи почти на 5 млрд долларов (рост в 3,3 раза!). Такая же нестыковка по Таиланду: в 2010 году экспорт составил 6,5 млрд долларов, а двумя годами раньше – 1,4 млрд долларов (рост в 4,6 раза). Схожая история с Вьетнамом: 2010 год – 4,6 млрд долларов, 2008 год – 1,7 млрд долларов (хотя только в России в эти годы продажи пангасиуса упали со 125 тысяч тонн до 40 тысяч тонн).

Возможно, нестыковка объясняется «статистической неприкаянностью» аквакультуры. Данные о производстве акакультурной продукции, в принципе, достаточно точны, но данные о продажах аквакультурной продукции грешат приблизительностью. Эксперты FAO сами признают:«Аквакультура расширяется за счет новых видов, расширяется продуктовый ассортимент аквакультуры в ответ на запросы потребителей. Однако оценить масштабы торговли аквакультурной продукцией сложно, потому что в международной классификации, которая используется для подготовки статистики торговли рыбой, какого-либо различия между дикой и искусственно выращенной рыбой не проводится. По этой причине точная разбивка данных международной торговли на продукцию рыболовства и продукцию аквакультуры остается вопросом интерпретации».

Есть рабочая версия и о странных метаморфозах Дании и Испании (по некоторым оценкам FAO она тоже мелькнула в лидерах). Обе страны входят в Евросоюз, не исключено, что через них вывозится за рубеж продукция, произведенная в других странах Евросоюза. По крайней мере, с импортом так и происходит: Роттердам и Бремерхафен превратились в океанские «хабы» для азиатской рыбопродукции, распространяющейся по всей Европе.

И все-таки есть аксиомы, которые прочно и основательно обоснованы статистикой FAO.
Во-первых, происходит концентрация крупнейших игроков мирового рыбного рынка. В 1976 году десятка крупнейших экспортеров продала 4 млн тонн рыбопродукции на сумму 3,6 млрд долларов, в 2010 году на первую десятку приходится 15 млн тонн рыбопродукции на сумму 50,5 млрд долларов. Доля первой десятки в общем объеме выручки возросла, хотя физический объем продаж первой десятки по-прежнему составляет 26 – 27% общего рынка.

Во-вторых, привлекательность рыбопродукции как международного товара выросла. В 1976 году в международную торговлю поступало 25% мировой продукции рыболовства (15 млн тонн), сейчас почти 40% (55 млн тонн). Рыба преодолевает национальные границы, а цены на рыбопродукцию испытывают растущее воздействие ценовых колебаний на внешних рынках.

В-третьих, иерархия крупнейших экспортеров за тридцать лет изменилась не очень сильно, мировые лидеры рыбного рынка превратились в «закрытый клуб». В 1976 году десятка крупнейших экспортеров выглядела следующим образом: Вьетнам – 662,2 млн долларов, Перу – 654,7 млн долларов, СССР – 604 млн долларов, Индия – 371 млн долларов, Таиланд – 329 млн долларов, Норвегия – 290 млн долларов, Филиппины – 214 млн долларов, Мексика – 205 млн долларов, Бангладеш – 192 млн долларов, Китай – 126 млн долларов. За тридцать с лишним лет лидерские позиции утратили Мексика и Бангладеш, стремительно вырос Китай, а Россия потеряла «бронзу» мирового рыбного рынка.

Вот здесь самое интересное. Стало общим местом сравнивать советское прошлое с «лихими 90-мы». Не спорю с тем, что падение вылова водных биоресурсов, экономическое раздробление отрасли, вымирание глубокой переработки и уничтожение смежных с рыболовством отраслей произошло именно в 90-е годы. Все так.
Однако падение эффективности внешней торговли рыбопродукцией началось именно в позднесоветский период! Могу назвать точную дату – 1982 год. В 1981 году стоимость усредненной тонны советской экспортной рыбопродукции составляла 2 106 долларов, а в 1982 году она упала на треть – до 1 386 долларов, к 1985 году скатилась еще ниже – до 1 023 долларов. Всего за четыре года – с 1981 по 1985 год – усредненная цена тонны советской экспортной рыбопродукции сократилась вдвое!

Конечно, отчасти это был общемировой тренд – с 1981 по 1985 годы усредненная стоимость тонны рыбопродукции на мировом рыбном рынке снизилась на 20%. Почему? Именно в этот период начался «Большой скачок» мирового рыболовства. С 1981 по 1989 годы мировой вылов увеличился с 70,3 млн тонн до 89 млн тонн (на 26 процентов за восемь лет). Больше такое не повторялось никогда. Резкое увеличение вылова привело к появлению на мировом рынке гигантского объема рыбопродукции. В результате усредненная стоимость тонны рыбопродукции на мировом рынке упала с 1 521 доллара до 1 252 долларов. Однако к 1990 году лидеры мирового рыбного рынка отыграли падение: усредненная стоимость тонны рыбопродукции пошла вверх и достигла 1 902 долларов. К сожалению, советская рыбопродукция не вернулась в 1990 году на прежний уровень. Только в 1998 году российская экспортная продукция вернулась к позднесоветским показателям – 2 179 долларам, но эффективность продаж лидеров мирового рынка к тому времени была уже выше 2 500 долларов за тонну.

Именно в конце 80-х наша страна стала терять навыки эффективной торговли рыбопродукцией и привела к этому либерализация внешней торговли. Во второй половине 80-х годов лицензии на внешнеэкономическую деятельность стали выпекать как гамбургеры в McDonald’s, в отрасли профессионалов стали теснить коммерсанты. Хотя во главе Минрыбхоза оставалась сильная и грамотная команда – ее возможности жестко управлять предприятиями (а особенно продажами на внешнем рынке) быстро таяли. Хозяйственные эксперименты второй половины 80-х годов сыграли с рыбной отраслью (да и с советской экономикой в целом) злую шутку – как воздух свободы с профессором Плейшнером.

Парадокс, но в те же самые годы, когда СССР (а потом Россия) расширял конкуренцию во внешнеэкономической сфере – крупнейшие экспортеры рыбопродукции двигались в прямо противоположном направлении. В Норвегии, Вьетнаме и Китае, в Европе и Латинской Америке возникли и укрепились мощные экспортные объединения производителей рыбопродукции. Продажи перуанского анчоуса, американского минтая, норвежского и чилийского лосося, вьетнамского пангасиуса, датской креветки, исландской сельди стали управляться с помощью и при участии крупных объединений (пример – Норвежский совет по экспорту рыбы). За двадцать лет в большинстве стран мира наладили «пульты управления» продажами рыбопродукции на внешних рынках и благодаря этому создали «ценовую премию» для производителей. Ту самую «ценовую премию», из которой финансируется строительство суперсовременных траулеров, высокотехнологичных заводов и уникальные технологии переработки и доставки рыбопродукции.

В России такой системы управления экспортом рыбопродукции пока нет, и до тех пор, покуда экономические регуляторы будут игнорировать жестокие реалии мирового рыбного рынка и продолжать верить в умозрительные и прекраснодушные схемы абсолютно свободной и абсолютно конкурентной торговли на мировом рыбном рынке – до тех пор Россия не вернется в лидеры мирового рыбного рынка.

ПродMag

Читайте также:

  • Хорошая, годная статья, особенно если бы её написал журналист, а не глава «Ассоциации добытчиков минтая». Какой-такой «системы управления экспортом рыбопродукции» в России нет и какие-такие «экономические регуляторы» мешают членам АДМ, к примеру:

    - диктовать цены на рынке минтая, и мировые, и внутрироссийские? Норвегам, вьетнамцам и прочим это удается, чтобы они сами не говорили по этому поводу.

    - привлечь инвестиции под огромный и легко контролируемый ресурс российского минтая? Ой нет, только не это! Стоило сами-знаете-какому рыбному холдингу, широко известному своими лоббистскими и финансовыми возможностями, поинтересоваться добычей минтая, тут же такая истерика случилась, лучше и не вспоминать.

    - создать бренд «Русский минтай». Хотя зачем его создавать, есть уже на рынке «Аляскинский минтай», не говоря уже о супербренде «Китайский минтай», не стоит и пробовать… да и зачем?

    - вложить в головы потребителей мысль о ценности минтая? Нет, это фантастика, сынок!

    Шутки шутками, но что мешает российскому рыбному бизнесу воспользоваться норвежским, вьетнамским и прочим иностранным опытом? Ведь всё, что они делают очевидно — объединяются, выстраивают общую политику, навязывают рынку свою волю (цены, объемы и т.д.), ежеминутно звенят в головах потребителя с «рыбой из чистых вод чего-то там», и в конечном итоге получают максимальную маржу, которую хватает всем и на всё?

    Да, ничего не мешает, просто…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Войти с помощью: 


*

Фермеры 

20 апреля
elena-skrynnik

Российские фермеры — ключевой драйвер роста аграрной отрасли

Фермерские хозяйства будут работать эффективнее, если создать типовые бизнес-проекты, агрофраншизы, в этом уверена Елена Скрынник, руководитель Международного независимого института аграрной политики.

15 августа

Рекордный экспорт пшеницы из России обернулся падением цен

Это катастрофа: при нынешних ценах на зерно начнется волна банкротств фермеров. Тем, кто закредитован,- а это почти все — продержаться на плаву будет очень сложно.

4 августа

Коровы, свиньи и государственные деньги

Финансовая помощь сельскому хозяйству будет эффективна только тогда, когда реальные деньги придут к реальным производителям

22 июля

Глава Кубани предложил давать землю фермерам без торгов

  В ходе заседания рабочей группы президиума Государственного совета РФ в Москве, глава Краснодарского края Вениамин Кондратьев предложил повысить эффективность использования государственного имущества и предоставлять землю для фермеров без проведения торгов, сообщается в пресс-релизе краевой администрации. В нынешних условиях, считает губернатор, конкурировать с агрохолдингами в вопросе получения участков им практически невозможно, передает kommersant.ru. По его [...]