Важнейшие новости

Все новости

00:13 14 марта↓ В Англии нашли «виновника» отравления Скрипалей
15:49 24 сентября↓ В пищевом пальмовом масле нашли опаснейший яд
15:24 Богатеем на глазах… Ученые объяснили введение «индекса самогона»
14:48 Ультиматум. Судовладельцы грозятся покинуть рынок зерна из-за низкой стоимости фрахта
13:03 Искусственное мясо россиянам пока не грозит
14:28 17 сентября↓ В России могут ввести новые ограничения на продажу алкоголя
13:25 Новый урожай обрушил цены на кукурузу в России
14:53 16 сентября↓ Роскачество рассказало, как правильно прочитать маркировку товара
14:47 «Ритейлеров призвали к соразмерности». Штрафы для поставщиков могут снизиться
14:01 12 июля↓ Продэмбарго пересчитывает российские цены
13:35 Россияне стали больше тратить за один поход в магазин
12:00 Мнение. Идея запрета уничтожения изъятых продуктов требует проработки
14:23 7 июля↓ Росстат назвал наиболее подорожавшие продукты по итогам 2018 года
15:47 4 июля↓ Минсельхоз не планирует ограничивать сбор диких грибов и ягод
15:38 Мировые цены на продовольствие за июнь снизились на 0,3%
15:33 Назван напиток, препятствующий развитию рака и диабета
14:24 18 июня↓ Работники хлебокомбината в Подмосковье объявили голодовку из-за долгов по зарплате
13:35 Названы провоцирующие возникновение смертельных болезней продукты
12:07 23 мая↓ «Перекресток» задумался о сотрудничестве с сервисами доставки еды
12:20 18 мая↓ РФ увеличит урожай зерна 2019 г, но поставки на экспорт вырастут меньше

Александр Фомин, председатель научно-экспертного совета при Комитете Госдумы по аграрным вопросам, президент фонда национальной премии имени П.А. Столыпина:
«В Европе нас с радостью никто не ждет»

29 января 2013 в 0:01
Александр Фомин

Несколько дней назад генеральный директор Всемирной торговой организации (ВТО) Паскаль Лами ответил на вопросы ПродMаgа относительно будущего российских сельхозпроизводителей после вступления в организацию. В частности, он заметил, что в России одни отрасли получат выгоды от вступления в ВТО, другие получат новые трудности. «Это, в частности, касается молока и мяса, которые Россия вынуждена импортировать. Поэтому импорт вырастет. Но, если мы возьмем зерно, то тут Россия обладает преимуществами на международном рынке и в этой области она станет победителем», — отметил глава ВТО. Кроме того, Паскаль Лами заявил, что вступление России в ВТО сулит и плюсы, и минусы – и те, кто менее конкурентоспособен, будут испытывать большие трудности.

Заявления Лами вызвали дискуссию в аграрном сообществе. Гендиректору ВТО решил ответить президент фонда национальной премии имени П.А. Столыпина.

 

Александр Фомин: Я не отношу себя ни к противникам вступления в ВТО, ни к ярым сторонникам — прекрасно понимаю, что всегда есть две стороны медали. На самом деле те, кто сегодня успели модернизировать производство, у кого высокая производительность, низкие издержки – эти сельхозпроизводители вполне конкурентоспособны. Теперь задача чиновников и государства защитить их, когда они попытаются выйти на мировые рынки. Потому что на самом деле никто их там с распростертыми объятиями не ждет.

Это конкурентная война. ВТО – это, безусловно, механизм, который должен защищать, но это не значит, что он может защищать автоматически. Пока у нас опыта такого мало, и мы не сможем действовать как китайцы, которые очень серьезно подошли к этому и сегодня очень серьезно экспортно-ориентированы.

Одно могу точно сказать – что какого-то серьезного позитива ожидать для аграрной отрасли нам вряд ли придется в ближайшее время.

Первыми положительный эффект получат металлурги.

А для сельхозотрасли все это будет происходить с боем, с трудом, потому что все, что касается мирового продовольственного рынка — это все очень жесткая конкуренция. Что бы ни говорили про то, что ВТО заставляет открывать свои рынки, все равно остаются квоты, ограничения, и никто нас с радостью не ждет, особенно в Европе.

Понятно, что Паскаль Лами — первое лицо в ВТО, и он никогда не будет говорить какие-то негативные вещи про свою организацию. Но давайте будем называть вещи свои именами: мы-то знаем, что в ВТО – это я так мягко скажу – не все страны имеют равные возможности защитить свой рынок и выйти со своей продукцией на мировой рынок. Главную роль играют крупные экспортно-ориентированные страны: Америка, страны ЕС.

В чем я кардинально не соглашусь с господином Лами – это с тем, что нам надо определить, кого поддерживать, а кого не поддерживать. У нас очень большая страна. Если с его позиции рассуждать – то мы должны бросить сельское хозяйство, например, на Урале, в Сибири, там, где у нас зона рискованного земледелия. Но мы этого не можем сделать. Более того – та же ВТО нам подсказывает механизм поддержки. На самом деле есть такая форма: если сельхозпроизводство является традиционным для какого-то региона — Урала, Сибири, может быть, Северо-Запада России – то господдержка не входит в число запрещенных мер.

Нельзя сворачивать сельхозпроизводство только потому, что оно низкорентабельно. Что касается высказанного Паскалем Лами мнения, что «те, кто менее конкурентоспособен, будут испытывать большие трудности, а для тех, кто более конкурентоспособен, открываются новые возможности»… С этим трудно не согласиться. Но мы же понимаем что у нас в экономике очень высокая коррупционная составляющая, серьезные административные барьеры.

На данный момент самой пострадавшей является свиноводческая отрасль. Но драматизировать не стоит, рынок не обрушился. Есть статистика, которая говорит об определенных проблемах.

Есть такая расхожая шутка, что средняя температура по больнице всегда нормальная. То же самое, когда мы говорим о нашем АПК. Если формально подойти – получается, что на сегодня средняя таможенная пошлина для защиты нашего товаропроизводителя — 13,2%. После вступления, спустя несколько эта пошлина упадет до 10,8%. Вроде как не сильно много, да? Но мы понимаем, что в разных отраслях будет по-разному. И наиболее чувствительная отрасль – это, конечно, свиноводство. У нас есть птицеводство, которое растет, и есть свиноводство, которое несколько позже, но тоже стало расти. И на этом взлете, не успев выйти на стабильный уровень, мы действительно получаем очень чувствительный удар. Там нюансы свои – преимущественно речь идет о так называемом «живке».

Все это не так страшно, можно разрабатывать меры дополнительной поддержки. Плохо то, что мы это делаем по ходу, а не заранее, предвидя то, что произойдет после вступления в ВТО.

Надо понимать, что главные проблемы после вступления в ВТО лежат не вне нашей страны, не вне России, а внутри ее. Потому что большая часть тех проблем, которые возникли в сельском хозяйстве, в агропромышленном комплексе, связаны с несовершенством нашей системы поддержки сельского хозяйства. Говорить о том, что у нас нет государственной аграрной политики – неправильно, но надо признать, что мы очень серьезно отстаем.

У нас очень долго существовал так называемый фонд льготного кредитования — когда выделялись деньги на поддержку сельхозпроизводителя, существовали определенные банки, которым потом деньги не возвращались, банки разорялись.

Субсидирование процентной ставки появилось у нас в 2000 году. Это был шаг вперед, сразу выросла возвратность кредитов, на порядок увеличилось привлечение средств в отрасль. Появился нацпроект «Развитие АПК». В нем основную функцию господдержки опять же играл все тот же субсидированный кредит. Но постепенно эта форма стала сдерживать развитие отрасли. В ПродMаgе хорошо об этом рассказал Аркадий Злочевский в одном из интервью.

На сегодняшний момент, когда мы три четверти нашего бюджета тратим на субсидирование процентной ставки, этот механизм уже недостаточен, и он не работает в полной мере. То есть сегодня – после вступления в ВТО – проблемы как раз в неэффективности системы государственного регулирования, государственной поддержки АПК.

И вторая проблема. Мы долго вступали в ВТО – 18 лет, вроде было время подготовиться. Но, в конце концов – и это очень по-русски – мы оказались не вполне готовы к изменениям. У нас не проведена модернизация сельского хозяйства, мы не создали механизма, стимулирующего развитие сельского хозяйства, не добились повышения производительности труда, кардинальных изменений в социальной сфере на селе.

Государство при этом декларирует, что надо заниматься социальным развитием села. Но денег, которые выделялись последнее время – мало, и они не решали проблему. Это я подтверждаю тот посыл, что основная проблема после вступления в ВТО лежит внутри страны. Это вынуждает всех тех, кто занимается сельским хозяйством – политиков, чиновников, производителей, экспортеров, экспертов – быстро все это менять, иначе мы опять же окажемся на задворках мирового аграрного рынка.

На первое место должны выйти вопросы стимулирований инвестиций в АПК, модернизация, повышение конкурентоспособности, «земельный вопрос», решение государством вопросов устойчивого и стабильного развития сельской местности.

Интересно, что отношение в регионах к вступлению в ВТО зависит сильно от того, как региональная и местная власть организовывает поддержку АПК. Экспертный совет при аграрном комитете Госдумы проводил исследование в разных регионах, опрашивали об отношении к вступлению в ВТО. Например, опрашивали экспертов и сельхозтоваропроизводителей в Омской и Новосибирской областях. Это рядом находящиеся регионы с приблизительно одинаковыми климатическими условиями. В Омской области общая оценка последствий вступления в ВТО для сельского хозяйства была очень негативная, то есть там не верят в возможности отечественных сельхозпроизводителей в связи со вступлением в ВТО, что улучшится снабжение продовольствием, что снизятся цены, ускорится модернизация АПК. А в Новосибирской области оказалось в два раза больше оптимистов. Логика очень простая – я не хочу обидеть омичей, но в Новосибирской области именно сельхозпрограммы работают более эффективно. Там идет серьезная поддержка сельхозпроизводителей, происходит серьезное обновление техники.

Вот пример того, насколько субъективная вещь – оценка вступления в ВТО.

ПродMag

Читайте также:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Войти с помощью: 


*

Фермеры 

20 апреля
elena-skrynnik

Российские фермеры — ключевой драйвер роста аграрной отрасли

Фермерские хозяйства будут работать эффективнее, если создать типовые бизнес-проекты, агрофраншизы, в этом уверена Елена Скрынник, руководитель Международного независимого института аграрной политики.

15 августа

Рекордный экспорт пшеницы из России обернулся падением цен

Это катастрофа: при нынешних ценах на зерно начнется волна банкротств фермеров. Тем, кто закредитован,- а это почти все — продержаться на плаву будет очень сложно.

4 августа

Коровы, свиньи и государственные деньги

Финансовая помощь сельскому хозяйству будет эффективна только тогда, когда реальные деньги придут к реальным производителям

22 июля

Глава Кубани предложил давать землю фермерам без торгов

  В ходе заседания рабочей группы президиума Государственного совета РФ в Москве, глава Краснодарского края Вениамин Кондратьев предложил повысить эффективность использования государственного имущества и предоставлять землю для фермеров без проведения торгов, сообщается в пресс-релизе краевой администрации. В нынешних условиях, считает губернатор, конкурировать с агрохолдингами в вопросе получения участков им практически невозможно, передает kommersant.ru. По его [...]